Поиск по сайту:
Акции

Разнообразный и богатый опыт укрепление и развитие структуры требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач. С другой стороны рамки и место обучения кадров требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач.

Опрос
Время проведенное нашим клиентом в очереди не более 6 минут. Вы согласны с этим утверждением?
Да
Нет

Новости

Акция 28.08.2017 07:22

Календарь сегодня взбесился: предлагает праздновать выселение волжских немцев в места весьма отдаленные или перепись населения двадцатого года. Райтер заглянул и тут же упал. Лежит теперь как на картине «Смерть кормильца», руки скрестил и даже как–будто длиннее сделался.
- Пиши про перепись. Верное дело: никому не обидно и, кроме того, даже в Евангелии нечто про нее написано в положительном, вроде бы, смысле.
- Уйдите.
- Ну, это раз уж немцы тебе не нравятся.
- Нѣтъ никакихъ нѣмцевъ.
- Это ты врешь. Если русские есть, то и немцы, верно, где-нибудь тоже имеются.
- И русскихъ нѣтъ. Страстотерпцы есть и мученики. А всѣ остальные пусть празднуютъ какъ они переписали и выселили. Но тут дѣло-то в томъ, что которые переписываютъ и выселяютъ дѣлаютъ это безъ праздниковъ. И даже выходнымъ днемъ себя не балуютъ. Безсмыслица. Календарный парадоксъ.
Короче говоря, райтер возмнил сегодня себя совестью человечества и до того погряз в гордыне, что приобрел испитые черты и гулкий голос. Ему это, кстати, очень идет.
 
А между тем, в вопросительных телеграммах задается вопрос, на который нужно как-то отвечать. А именно, зачем Столовая №100 уделила столько внимания Лувру и краденой Джоконде, а о себе дала только косвенный намек, что все-таки не чужда планеркам, и не следует ли, дескать, из этого, что позорно увлеклась футуризмом и не нужно ли, мол, в скором времени ожидать каких-нибудь покушений против моральных устоев. И хотя в некоторых телеграммах явственно звучала надежда на то, что покушения все-таки будут, спешим сообщить, что нет. Мы уже говорили, что всякая шаткость моральных устоев вредит качеству готовых блюд и противоречит технико-технологическим картам, которые подписывает сам директор, который готов увлекаться любыми устоями, которые в темном чулане хранятся, который в Столовой №100 по адресу Брестская 9А. Таким образом, может быть, мы и не являемся источником нравственности, но ту, которая нам попалась, сохраняем весьма надежно и даже сами почти не пользуемся, чтобы не затрепать.
А внимание к Лувру с его криминальными бедствиями обусловлено тем, что Столовая №100 на него очень похожа и те, кто никогда в Лувре не был, говорят, что вообще никакой разницы не видят. А ведь мы проживаем в местности, где таковых большинство и всем известно, что Столовая №100 всегда сочувствовала меньшинству, но держалась большинства и будет это делать впредь, даже если выручки вырастут до совсем уже неприличных величин, грозящих развратом. Мы разврата не боимся, пусть лучше он нас трепещет. Со своей стороны, можем даже сказать, что Столовая №100, в некотором смысле, лучше Лувра. Мы тоже представляем собой сущий проходной двор, у нас тоже есть директор и итальянцы снуют туда и сюда, но воруют у нас так оголтело, что Лувру только завидовать остается. Воруют, причем, не только материально ответственные и безответственные лица, но было у нас как-то духовно ответственное лицо и что-то такое так свистнуло, что мы до сих пор понять не можем, что именно, а только чувствуем, что будто истончилось нечто внутри. Крадут солонки, вилки, ложки, целомудрие кассиров крадут так основательно, что, кажется, они уже поступают к нам без оного, но ведь это не так. В Лувре сто лет назад Джоконду сперли и до сих пор в себя прийти не могут, а у нас каждая ревизия – детективный роман с такими подтекстами, что Достоевский, на нашем месте, из Гамбурга не вылазил бы. А мы вылазим так решительно, что, по правде говоря, не помним уже когда последний раз в Гамбурге были.
 
Но самый удивительный случай татьбы произошел одним дождливым четвергом, после которого мы из цветущих юнотов обратились в то, что мы теперь есть. Райтер говорит, что дырявые джинсы именно после того случая в моду вошли. Мы бы написали, что нервным натурам читать это не следует, но нервные натуры потому так и называются, что читают все подряд. В тот день, из общественной уборной, прямо из-под ободка был похищен прибор, который дарил свежесть морского бриза. Хорошая была штука. Даже не склонные к мечтательности люди говорили, что, прикрыв глаза, чувствовали себя как бы не на унитазе, но на капитанском мостике посреди океана. Трудно сказать, мы никогда посреди океана не были, но те, кто это утверждал, были людьми без сомнения бывалыми и заслужившими доверие. Честное слово, мы всю жизнь думали, что канувшее в эту бездну уже никак не возвращается. Что упало, то пропало. Но оказывается, что бывают в жизни и такие повороты. От всей души надеемся, что похититель сделал это не ради перепродажи, и хитрый прибор дарит теперь морским бризом близких и друзей его, без сомнения, удивительного дома.
И нельзя сказать, что мы с этим не боремся. Райтер, например, к каждой планерке составляет докладную записку, где предлагает поселить в Столовой №100 жестоких нумидийцев с их копьями и поручить им охрану всего на свете, но директор пока медлит. Боится, как бы последнее не стало хуже первого. Сам он, в свое время, служил в роте охраны и, похоже, боится не зря.
 
- Ага! Стало быть, итальянцы с нумидийцами, по крайней мере, все-таки есть?
- Конечно же есть. Тутъ половина населенiя - итальянцы отъявленные, а другая половина – сокровенные. Ну и нумидiйцы, конечно, тоже. Иначе откуда бы копьямъ взяться?
 
А акция сегодня просто есть, без всяких оговорок:суп-лапша куриный 17 рублей и солянка со свининой 65 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.
 
PS А братию поздравляем с праздником Успения Пресвятой Богородицы и окончанием поста. Надеемся, теперь и вы попадете в бессердечную статистику Столовой №100. Благословляется.sup_lapsha.jpgwhatsapp_image_2017-02-27_at_104502.jpg



Акция 21.08.2017 06:11

День-то сегодня какой… тихой. Завхоз гнезда не вьет, а завистливые натуралисты докладывают, что и лыка не вяжет. Этого-то, положим, не может быть, потому что завхозы и вообще от природы очень даровиты, а наш еще и умножал таланты изнурительной аскезой, доходящей до самоистязания, однако же не только не был сломлен, но приобрел такой пунцовый нос, что при виде его советские пионеры вздрагивают, как пришпоренная лошадь, и растревожено дуют в горн. Зачем они это делают, откуда вынимают все время эту кошмарную дуду и куда после прячут, мы сказать не умеем. Не умели и раньше, когда пионеры были открыты во всем своем натурализме, а теперь, когда они обросли иногда просто небывалым житейским дрязгом, и подавно. Остается только уныло записывать и молиться, чтобы вся эта дичь не попала, не ровен час, на скрижали истории. И хотя райтер говорит, что на этих скрижалях какой только гадости уже нет, но все-таки.
 
Что же касается до гнезда, то действительно не вьет. Мы нарочно ходили смотреть: сидит, щурится и хоть бы хны ему. Объясняется это, видимо, тем, что сегодня праздник всех материально-ответственных лиц и их присных, но праздник, имеющий в себе две стороны: торжествующую и элегическую. Торжествующая состоит, собственно, в том, что в этот день в тысяча девятьсот одиннадцатом году из Лувра поперли Джоконду. Ревнивый райтер сразу полез узнавать, как она вообще в Лувре-то оказалась, но к своему неудовольствию выяснил, что была законно куплена королем Франциском. Сам-то Франциск покупать ни за что не хотел, говорил, что лучше завоюет, но жена одолела: купи, да купи.
— Ты, — говорила, — уже Милан завоевал, так потом еле ноги унес.
— Да на кой ляд она тебе? — горячился Франциск.
— В гостиной вывешу. Ну, или в столовой.
 
Когда директор читал эту историю на утренней планерке, то на словах «В гостиной вывешу» все тревожно затихли, но когда он дошел до «Ну, или в столовой» — облегченно выдохнули и одобрительно зашептались, а завхоз сказал: «Молодец, баба!» и даже пальцами прищелкнул.
 
Сама покупка не обошлась, конечно же, без мелких недоразумений, обыкновенных искушений и взаимных опасений. Тогда ведь не было картинных магазинов или аукционов.
— Господи! — жалобно пропела Любовь Соломоновна. — Как же люди жили-то?
— Жили просто, – ответил директор, — мучились, в основном.
 
Французы боялись, что продавцы-итальянцы им зубы заговорят и вместо Джоконды подсунут чего-нибудь.
— Как она хоть выглядит-то? — тревожился Франциск. — Это же такое жульё! Всунут какую-нибудь, скажут, мол, «Джоконда», и ищи их потом, свищи. Одно слово — макаронники.
 
Итальянцы же больше всего беспокоились, что Франциск, пока они будут ему зубы заговаривать, запросто схватит картину и выпрыгнет в окно.
— Вот, помяните мое слово, — говорил самый старый и похожий на мафиози итальянец, — обхватит ее своими граблями, как краб, и выпрыгнет. Я уже такое видывал.
— Как же он умудрится? Тут высоты даже с первого этажа порядочно будет.
— А черт их знает, как они все время это делают. Одно слово — лягушатники.
 
Хотел ли Франциск действительно схватить и выпрыгнуть — наверняка сказать нельзя. Известно только, что подходя к дому, где должна была состояться сделка, он поднял глаза к окнам, присвистнул и сказал: «Не, ну я ж говорил — жульё».
 
Потом, покупке здорово мешали алебарды, пики и мечи, которые все немедленно повытаскивали и понаправляли в противные стороны. То и дело раздавалось «Ой, я, кажется, ранен», «Осторожнее, господа, вы мне так глаз выколете», «Батюшки, страшно-то как!» и прочее. Потом какой-то вертлявый граф действительно порезался и тут же взялся истекать кровью. Насилу убедили его вести себя прилично и потерпеть. Потом итальянцы неосторожно назвали Джоконду Лизой, и французы так вспотели, что кто-то полез открыть окно.
— Пресвятая Дева! Окна-то, окна держите! — прокаркал старый мафиози, и тут, в свою очередь, вспотели итальянцы.
 
Словом, все было в точности так, как бывает в Столовой №100, когда администратор торгует у овощника его огородные произведения или когда приезжает мясник.
— Да, это так точно, — сказала администратор. – Только вот, что графа у нас нет.
— Вообще-то есть, — ответил директор и выразительно посмотрел на райтера.
— Я ужъ усталъ имъ объяснять, — махнул рукой райтер, — уже, грѣшнымъ дѣломъ, унываю.
 
Короче говоря, все было законно, и Джоконда висела в столовой до тех самых пор, когда короли из Франции уехали, а ключи от Лувра отдали музейным старушкам в ватных тапках. Некоторые назовут это актом высокого самоотречения или, может быть, будут подозревать преступление, но на самом деле такое решение далось королевской семье легко: в порядке трудовой дисциплины. В Российской Империи сто лет тому назад подобное же произошло, объяснять не нужно.
 
И вот, в одиннадцатом году какой-то материально-ответственный итальянец стибрил Джоконду вместе с рамой, к посрамлению всех итальянцев и к правоте Франциска I Валуа, короля Франции. О том, как это было проделано, мнения в Столовой №100 разделились. Райтер и весь романтически настроенный женский персонал настаивали на том, что Винченцо, как звали этого материально-ответственного хлыща, прокрался в музей в полночь, имея в рукаве шелковую лестницу, на лице — венецианскую маску, а в кармане — смертоносный стилет. Далее он покорил сердце музейной старушки и похитил его почти в то же самое время, что и Джоконду, только на минуту раньше. Говядина и Курятина хором яростно утверждали, что похитил и самоё старушку и жил с ней после в тиши Италии своей. И это было очень любезно с их стороны, потому что избавляло от необходимости разбирать, кто из них Курятина, а кто Говядина.
— Да чушь это все, – отвечал завхоз. – Взял просто да и пошел. Что я, не знаю, что ли?
— Вот оно что! — повернулся к администратору директор. — А ты все «чудо престидижитации», «граф Монте-Кристо»… Взял и пошел.
 
На самом же деле, все обстояло не так сложно, как в райтеровой версии, но и не так похабно, как в версии завхоза. Правда, как всегда, находится посередке. Вороватый Винченцо действительно вышел из дому в маске и с лестницей в рукаве, но маску снял, потому что сквозь нее ничего не мог разобрать и жутко потел, а про лестницу забыл. В результате просто взял и пошел, но ощущал все же тяжесть стилета в кармане. Что же касается до музейной старушки, то тут получилось как-то даже неудобно. Дело в том, что Джокондой в Лувре дорожили, и сам музейный директор частенько заглядывал ее порассмотреть и друзей водил, а поэтому приставили к ней самую свирепую старушку. Такую свирепую, что ее приходилось смирять цепями, потому что веревки она рвала вставными зубами, а зубы те были из железа с корундовыми наконечниками и резервуарами с ядами болотных гадюк. Да. Стоматологи в то время были настоящие сумасшедшие, это точно. Ну и, как следствие, когда Винченцо пришел и стал тянуть картину со стены, музейная старушка только топталась, звенела цепями, косила глазами и неразборчиво что-то мычала, потому что рот у нее, понятное дело, был, от греха, замотан трехцветным французским шарфом. Винченцо только посмотрел в ее сторону, сказал: «Вот ужас-то», а потом взял и пошел. Пропажу обнаружили только через день, когда привели приговоренных к смерти преступников кормить старушку. Не преступниками, конечно. Греческой кашей. Просто никто не решался, а преступников уговорили.
 
Это, таким образом, торжествующая сторона сегодняшнего праздника. Элегическая же состоит в том, что похитителя через два года поймали, когда он ходил по базару и пытался продать Джоконду туристам. И теперь все сомневаются, не подсунули ли, мол, вместо Джоконды подделку. А ведь Франциск-то еще когда сомневался, да его не слушали.
 
А вот акция сегодня неподдельная. Повара так разволновались после планерки, что ни одного итальянца даже близко к кухне не допустили. Акция:суп грибной 30 рублей, филе куриной грудки с помидорами 90 рублей и на гарнир рис с овощами 34 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.
 
P.S. Братию поздравляем с Преображением Господним. Мужайтесь. Хотя и не постом спасается христианин, но, по крайней мере, он через неделю кончится. Рыбам, в связи с тем же праздником, соболезнуем.
 
P.P.S. Райтеру хотятъ укоротить руки, чтобы не писалъ такъ пространно, а болѣе думалъ о восхваленiи печеночныхъ оладiй и прочей снѣди. Будетъ ли это хорошо? Развѣ не довольно того, что онъ пишетъ въ совѣтскомъ розенталевомъ стилѣ, въ ущербъ русской словесности? Развѣ это не уменьшаетъ количество знаковъ? И вообще, руки-то тутъ при чемъ?
IMG__20160314__100051.jpgIMG__20160215__094354.jpgIMG__20150814__134019.jpg



Акция 14.08.2017 05:50

Мы были уверены, что во время нашего отсутствия праздники вдруг иссякнут и наступит эпоха трезвости и связанные с ней великие свершения и нервные припадки. Директор, правда, думал, что все равно могут напиться, но сделают это безо всякого толка и без сомнения кончат какой-нибудь бытовухой. И так при этом пронзал взглядом завхоза, что тот обнаруживал некоторое волнение и уже готов был покаяться, но нечеловеческим усилием воли желание это в себе подавлял. Райтер же думал, что напьются непременно, но это никак не помешает свершениям и припадкам. Всё будет, думал. И белка, и свисток. Вся человеческая история, в конце концов, не только вершилась, но и записывалась людьми до возмутительности нетрезвыми, поэтому нужно лишь обождать некоторое время и всё будет.
— То есть неужели вся?
— Вся.
— И даже без исключений?
— С исключениями.
 
И спорить с ним скучно, потому что чуть что — он вынимает из кармана сизый диплом и щелкает несогласных по носу. Приходится надвигать на нос бронированное забрало и глупо гнусавить, что делает любой аргумент смешным и пустяковым. Умеют же, черт побери, некоторые устраиваться.
 
Но праздники не иссякли. За две недели их скопилось изрядное количество, и теперь они лежат, сваленные в кучу в кладовке налево от склада, неотпразднованные и вопиющие к отмщению. Повара рассказывают, что когда проходят ночью мимо, то явственно слышат невнятный гомон и леденящие душу позвякивания. Кроме того, со склада слышится что-то вроде: «Майнемис Озимандий, кингоф кингс» и надменный смех, что в переводе Бальмонта должно, видимо, означать «Я Озимандия, я царь царей, взгляните на мои великие деянья» и надменный смех, от чего поваров берет оторопь. Но это, на самом деле, просто завхоз тренируется выступать на конкурсе завхозов. Какие-то демонстрации достижений или вроде того. А вот праздники, действительно, гомонят и позвякивают, тут уж ничего не поделаешь. Одним словом, мерзость запустения. В таких случаях принято подозревать, что райтер ушел в запой и ходит там босой в кармане с колбасой. Кстати, сам райтер считает, что это было бы лучше всего. Не исключено, что именно он эти слухи и распускает, потому что считает, что нет для пишущего человека выше доблести и лучшего удостоверения таланта, чем запой. И главное, что техническая сторона этого дела совсем не требует никакого усердия. Нужно лишь удосужиться, а там — наглотался и ты уже нездешний. За лень, например, любого райтера распнут, за запой — не посмеют. Это ведь как стрелы для святого Себастьяна: уберите их, и будет просто дырявый человек, какие тысячами бродят по свету.
 
Но на деле все было совсем не так. Ни в какой запой райтер не уходил, хотя и были ему знаки, не обрастал бунтарской щетиной, не будил среди ночи бывших и не присасывался к водопроводному крану, не обличал общественный порок и не побирался на вокзале. А просто какой-то дурак угостил директора мохито с зонтиком и вишенкой, и с тем мохито вошел в него отпускной бес курортного переселения народов и пошло-поехало. Лукавый дух оседлал директора, директор, в свою очередь, оседлал райтера и уже гнал его до самого синего моря. Туда, где за горами, на побережье, притаились вечно страждущие племена потомственных официантов и горничных. Гнал до тех пор, пока не загнал в самое море по шею, там только остановился и, возложив на горячую райтерову главу дохлую медузу, сказал:
— Ну, всё. Теперь радуйся и веселися.
А следом, будто в насмешку, бросил его на белые камни под полуденный зной.
 
Это ведь только в кино астраханцев изображают в виде загорелых атлетов с обнаженными торсами (или это африканцев? Мы часто их смешиваем), на самом же деле, настоящий астраханец (или все-таки африканец?) на солнце не бывает, если он, конечно, не свихнулся. Он анемичен и раним. Он крадется по теневым сторонам, ныряет в подвалы, пробирается сквозь дружественные офисы или сидит в Столовой №100 под тремя кондиционерами и капризничает. А тут вдруг белые камни. Стоит ли говорить, что в скором времени с райтера, как по волшебству, слетело все бремя белого человека. Он почернел, огрубел, приобрел навыки вьючного животного и привык к неделикатной пище. Единственное, что его еще роднило с прежним райтером, это желание доползти все-таки до отеческого порога и помереть там. И ведь это ему почти удалось.
 
А акция сегодня будет, нам даже не важно какая, главное, что приготовленная в добропорядочной посуде, а не на палочке: борщ 20 рублей, котлета рыбная 38 рублей, а на гарнир рис 24 рубля за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.
P.S. А братию поздравляем с началом поста. Давно пора, если честно.
IMG__20150802__093139.jpgР.jpgIMG__20160109__143524.jpg
 



Акция 07.08.2017 06:37

Акция: суп гороховый 17 рублей, курица по-болгарски 49 рублей и на гарнир гречка24 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.

IMG__20151212__104257.jpgkuritsa_po_bolgarski.jpgsup_gorokhovyy_2.jpg




Акция 31.07.2017 06:58

 Акция: харчо 30 рублей, бифштекс с яйцом 59 рублей и на гарнир рагу из овощей 64 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.

 

ovoshchnoye_ragu.jpgkharcho.jpgIMG__20150726__093529.jpg




Акция 24.07.2017 07:14

Сегодня в Южной Америке будут танцы. Зависимый эксперт Столовой №100, бешено вращая рыжими усами, клянется, что также прольется много рома, текилы, качаки, писко, фернета, граппы, виноградного вина, гуаро и прочих примиряющих с жизнью напитков, их же, судя по всему, несть числа. А все потому, что сегодня в Южной Америке празднуют день рождения Симона Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидада Боливара де ла Консепсьон-и-Понте Паласиос-и-Бланко и прочая, прочая, прочая, Освободителя и президента Великой Колумбии, диктатора Перу и подкузьмителя чиновников испанской администрации. Но завхоз с самого утра так яростно крутит ус, так заходится, перечисляя законные способы нахрюкаться, и такого нагоняет ужаса враками о древних днях, что нам уже начинает казаться, что Боливар родился где-то в Столовой №100 и завхоз сам это и сделал, примирившись однажды с жизнью до положения риз. На самом деле, конечно же, Боливар никак не мог родиться в Столовой №100, потому что СанПиН прямо это запрещает. Поэтому он родился в Каракасе, о котором СанПиН упоминает только вскользь и в том смысле, что «хоть на голове там стойте».
Как и наш директор, Боливар тоже ездил в Северо-Американские Соединенные Штаты, и так ему там понравилось, что он решился устроить у себя дома Южно-Американские Соединенные Штаты (захотел даже купить для этого в Нью-Йорке белый парик и ящик кока-колы, чтобы, значит, как Вашингтон) и придумал первым делом освободиться от испанского владычества. Но, как известно, ему удалось только купить парик и освободиться от Испании. Кока-колы тогда достать было невозможно, а идея с ЮАСШ не прошла из-за того, как пишут некоторые историки, что у наличных гаучо и креолов не хватило керосина.
В Столовой №100 с этим не согласны. Во-первых, в то время всем керосина не хватало (да и сейчас с ним беда), а во-вторых, и это совершенно ясно, виноват не керосин, а самба, сиеста и маньяна. Только представьте, что было бы, если бы Вашингтон, вместо переписывания конституции сказал бы «Маньяна, джентльмены» и пошел бы спать или грянул бы парик оземь и завился бы в танце, бесстыдно размахивая ногами и паля в разные стороны из громоздких пистолей. Было бы весело, но не очень удобно, то есть как раз так, как оно сейчас и есть в Латинской Америке. Хорошо это или плохо – не нам судить. Кроме этого, маньяна, погубляя всякое доброе начинание, заодно уничтожает злое и подает несомненную надежду на будущее, которое никому не известно.
А в Столовой №100 латиноамериканская акция, столь любимая нашими гаучо: окрошка 53 рубля, поджарка из свинины 49 рублей и макароны с сырным соусом 29 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.   
А райтер сегодня выудил откуда-то битый молью боливар, натянул его на свою голову и отправился на бульвар.
- Буду, - сказал, - гулять там, на просторе. Покуда не проголодаюсь.
Значит, часа через два снова объявится.
img_20160709_180844.jpgwhatsapp_image_2017-05-01_at_093012.jpgpodzharka_iz_svininy.jpg



Акция 17.07.2017 06:55

Вчера был день металлурга и сегодня день металлурга, а между ними была ночь металлурга. Наш завхоз настроен решительно и, кажется, завтра тоже будет день металлурга, если не произойдет чудо, и директор не снесет завхозью рыжеусую главу своим административным мечом. Но Улита едет - когда-то будет, пока же завхоз делает вид, что пьет пектусин и меняет со страшными проклятьями лампочку, а райтер сидит на стульчике и наблюдает, наведя на него секстант. Если хотите, можете прямо сейчас прийти, он и на вас наведет. Это не опасно. Мы тоже сначала всполошились из-за созвучного названия. Некоторые пылкие особы уже невесть что себе понавыдумывали. Но, нет. Поправить перекосы в частной жизни или же наоборот, перекосить там чего-нибудь, этот прибор не может. Впрочем, Василию Иванычу его лучше все равно не показывать, потому что он может все, и не нужно шутить с такими вещами. Он даже собственную секретаршу умудрился и перекосить, и поправить, а она такого рода женщина, что и муж ее, старик-секретарь, упокой Господь его душу, за всю жизнь так и не разгадал, как это делается. А Василий Иванович смог, и если до этого жизнь секретарши напоминала забавную апорию, то после приобрела признаки парадокса и, в общем, если бы он не прибег к многомировой интерпретации своих скользких похождений, то не знаем, что бы с ним теперь и было. Словом, послушайтесь доброго совета и не показывайте, не усложняйте. Обыкновенным же людям секстант служит для измерения высоты завхоза и других космических объектов, только и всего.
 
Что же до дня металлурга, то тут решительность завхоза имеет и общечеловеческие основания, а не только те, которые календарь подает на каждый день и всякую потребу. Дело в том, что мы и есть металлурги, и, чего уж там скрывать, варим, и нам жарко. А то, что в Столовой №100 не всё прямо соответствует металлургической экзистенции, что наши кисельные берега сплошь утыканы хлебным деревом, что наш абрикосовый цвет отягчен сидящим шмелем, что под кухонным сводом мечутся золотые драконы, и мы ходим в белых одеждах… Что же, все так, но когда это останавливало истинного металлурга? Истинный металлург неудержим и определяется только этим, а не толщиной чугунных чушек в его комбинированном кармане. А в отделе кадров всё врут из зависти. Им бы тоже хотелось нырять в пламени и подмигивать оттуда обоими глазами, но это дано только металлургам. И вот, сегодня мы готовы принимать поздравления и поздравлять всех неудержимых или кому жарко, кто имеет огонь внутри или снаружи, у кого золотое сердце или стальные нервы, у кого металл в голосе или вместо головы чугунное ядро, у кого пламень в сердце или хотя бы какое-нибудь неопасное воспаление. Короче говоря, всех с днем металлурга. Сегодня даже безалкогольная Столовая №100 благословляет немного выпить, потому что те, кому надо, выпьют много и без нашего благословения. Да и саламандре тоже - душистого вина в пробку.
 
А акция, в честь дня металлурга, изготовлена при помощи огня и железа: суп домашний 36 рублей, биточки из индейки 30 рублей и на гарнир картофель пикантный 38 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566.
 
В последний момент перед публикацией мы получили телетайпную ленту с таким вопросом: «А зачем райтер использует секстант вместо того, чтобы заняться делом, или измерить высоту завхоза над горизонтом при помощи рулетки?» Мы бы вовсе не стали отвечать (мы иногда бываем очень черствы), но так удивились телетайпной ленте, что она такая длинная и имеет ручную охранительную вышивку по краям (петухи, цветы и кони), что сердце наше пролилось умилением. Но в начале, мы поблагодарили почтовицу за приятный сюрприз, а она всплакнула.
- Неужели вы все это сами?
- Сама, государи мои, все сама. Всю ночь, в неверном свете лучины, того… - сказала эта добрая женщина.
- Вы необыкновенно добродетельны.
- Что ж. Да ведь я по основной специальности - литературный персонаж. В молодости-то всё, бывало, мечтала в жанре героической оды блистать, но прямо с выпускного угодила в эротическую мелодраму и теперь вот, мать-одиночка. Это как псих-одиночка, только мать. У вашего райтера теперь. На посылках и так.
- Ну, ну, – сказали мы, - ну какой же вы персонаж. Вы ведь настоящая, и мы вас готовы удостоверить, что весьма при этом симпатичная. Повернитесь-ка. Ну да, можно и так сказать.
Но, несмотря на нашу учтивость, она вдруг ожесточилась:
- А сами-то вы кто такие? «Мы»! Вы в зеркало-то смотрелись?
- Мы-то? – тут уж мы переглянулись и, правду сказать, не на шутку струхнули. – Мы-то, известно, мы эти самые, хе-хе, … Райтер! Чиво она говорит-то такое?
Райтер сидел, заложив ногу за ногу, и протирал медь секстанта кружевом.
- Райтер!!!
- Да пошли вы все.
Хорошо-с. Позже разберемся. А теперь - ответ на вопрос с телетайпной ленты. Господи, так страшно, что даже тошнит. Стало быть, зачем секстант, почему безделье и отчего не рулетка. Во-первых, секстант – это стильно. Во-вторых, рулетки жутко опасны. Вернее, это в-третьих, а во-вторых, райтер не столько измеряет, сколько дожидается, когда завхоза шарахнет током. Подобного еще не случалось, но райтер не оставляет надежду и терпелив до того, что не знает куда свое терпение девать. Вот и сидит, как стильный индеец с секстантом, в засаде. Если бы он занялся делом, например, стал бы чесаться, мычать или телиться, то великое терпенье довело бы его до беды. А так-то, вроде пока ничего.
- Райтер, а почему рулетки опасны и куда почтальониха делась?
- Жутко опасны. Рулетка Федора Михайловича чуть совсем не сгубила. А почтальониха растворилась в воздухе.
- Как же так? В воздухе…
- Черт его знает, там так написано. И вообще, господа, вы живете в столовой, у вас, как ни спроси, все время понедельник, кроме того, всякий раз то слоны, то живые люди из-под земли, то летучие посудницы, то конные погони и прочее. А удивляться вы изволите всяким пустякам. Стыдно, господа.

 

kartofel_pikantnyy_2.jpgimg_20170717_110715.jpgimg_20170717_111030.jpg




Акция 10.07.2017 07:17

Ранняя история любого человеческого предприятия содержит в себе уйму белых пятен, и это многих расстраивает. Берутся даже копать и допрашивать очевидцев, но настроения это не улучшает: все равно постоянно кажется, что свидетели врут до косоглазия, пески чересчур скрипят на зубах, а жизнь вообще складывается как гладильная доска, то есть только лягается, щиплется и грохочет. Как же, конечно, расстроишься тут. Только что же был Копроним Абажурович, состоял в должности великого мамуля, называл участкового кумом и губил женщин своей равнобедренностью, но уже на следующей странице — белое пятно и пахнет болотцем, а в примечаниях все только глаза отводят.
  
В Столовой №100 никаких белых пятен нет, все пятна пестренькие и называются «пятнушки». Поэтому наша история и пестрит. Вначале по территории нынешней столовой кочевали диковинные предки наших народов, то есть бродили из угла в угол, искали в земле корешки, а найдя, немедленно съедали, хищно хохоча. Чтобы продавать корешки — об этом и речи не было: очень уж сильно было желание хищно похохотать, а, кроме того, после съедения корешка жизнь делалась разнообразнее. Можно было кататься по пустынному берегу и протяжно выть, можно было сидеть и облизываться или ожидать смерти, перевесившись через бревно. Пестрое было время. Но потом из среды первобытного персонала возник некоторый косматый тип (это сейчас все поредели, а тогда были жутко волосатые) и сказал:
— А чего это в нашем меню все корешки да корешки? Почему бы, например, не румяные пирожки? Это и в рифму и гораздо вкуснее.
— Как? Пирожки?   
— Ну, конечно, пирожки, а что?
— Да нам было послышалось «вареные кишки».
— Помилуй Бог! Это вам зря послышалось. Нет, разумеется, румяные пирожки, только и всего. Да вот, я сейчас вам на примере растолкую.
 
Так в Столовой №100 появились пирожки и до того всем полюбились, что дали повод к развитию философии, а сами стали служить основой бытия. Например, утверждалось, что невидимые глазу и неделимые пирожки, горячась, образуют огонь, из черствых пирожков получается всякая твердь, а девицы состоят из пирожков сдобных.
   
На запах в Столовую потянулись окрестные жители:
— Пирожки есть?
— Помилуйте, как же можно, чтобы пирожку и не быть?
 
Это, кстати, здорово затормозило развитие местной математики, потому что препятствовало появлению понятия ноля. Просто в голове не укладывалось, как это может не быть пирожка. Поэтому, когда ноль все-таки был придуман, он обозначался как «Нет, нет, нет совсем, совсем нету пирожка» и все равно был равен 0,001, что очень затрудняло расчеты с поставщиками. Настоящий ноль явился только тогда, когда прослышав о наших нуждах, в столовую прибыла налоговая инспекция. Но после этого не только что ноль, но и отрицательные значения появились сами собой.
 
А директора в те давние времена и вовсе у нас не было. Он тогда носился с идеей вломиться в Эдем, похитить тамошние плоды и торговать ими с местными жителями. Но сделал только рекламную акцию и уполз на брюхе восвояси. Это было начало девяностых и такое тогда сплошь и рядом происходило.
 
Поэтому, в память о древних днях, цены сегодняшней акции стремятся к нулю, но его не достигают, а сама акция состоит из перемен, склоняющих к философии. Акция: суп гороховый 17 рублей и плов с курицей 44 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
plov_s_kuritsey.jpgsup_gorokhovyy_2.jpg



Акция 03.07.2017 06:40

Проходят годы, мы теряем людей и смыслы, вокруг Столовой №100 целые государства рассыпаются и восстают из пепла, но разочарованная и мокрая от слез эпистолярная рабыня все носит и носит нам телеграммы. А мы сидим в самой середине восточного полушария и, хотя и ссоримся по поводу правомерности употребления метафоры «колесо» в отношении времени, согласны в том, что с годами рассуждения о красоте курьих ножек становятся все естественней. А колесо там или не колесо — да пусть даже и колесо, в конце концов, — мало ли банальностей мы опубликовали на своих страничках. Но тем, кто видел все резоны только над, под, между и вокруг женских ножек, рано или поздно суждено расширить смысл до платоновских идей и отбросить прилагательные.
 
А в телеграммах нам шлют маленькие сердечки, конфетки, шерстяные носки, марципановые арбузики, отпечатки губной помады, фотографии деток, котят, цветков, простые стишки и какие-то до того милые штучки, от которых наши глаза совсем затягиваются слезой, и мы уже совершенно теряемся. Словом, разные выражения привязанности, которые теперь в ходу у наших народов. Один только райтер не слезоточит, а наоборот цинично разворачивает телеграммы при почтальонихе, так что она и вовсе начинает смахивать на затонувшую каравеллу. Но о нем отдельный разговор. Мы, в сущности, если понадобится, готовы отречься от него в любой момент.
 
Более практичные корреспонденты спрашивают, как Столовой №100 (удостоверяем, между прочим, что никакого Карла у нас не числится (хотя нам раньше и хотелось, но потом прошло)) удается уклоняться от политических, половых, религиозных и подобных зубодробительных тем, несмотря на то, что вокруг все час от часу рассыпается и восстает, а сама столовая имеет несомненные политические, религиозные и половые признаки. Один бывший генеральный директор бани, пожелавший сохранить анонимность, даже принес свою телеграмму сам, громко чихнул, перекрестился и прочел ее нам толстым голосом.
 
— Почему же вопр знк почему же мою баню все так ненавидели и боялись зпт а вашу столовую зпт столовую зпт карл зпт все только лайкают вопр зну Ась? В чем ваш секрет?
 
— Ну, секрет-то мы тебе, предположительно, не откроем, а вот почему — скажем, это можно. Это потому, что феминистки утверждают, что нельзя обижать женщин; черные, что нельзя обижать черных; зеленые — зеленых и мохнатых; мохнатые — мохнатых и зеленых; красные — красных; голубые обещают всем какие-то сюрпризы, но, в сущности, более всего настаивают на том, что голубых обижать нельзя. И лишь Столовая №100 проповедует на кровлех, что нельзя обижать никого, никогда и ни за что. А на парад идти не хочет не из желания задеть, а потому что лень, но готова нанять вместо себя какого-нибудь отчаявшегося в собственном спасении гоминида.
 
— Боже мой! Но почему, ради всего святого, почему?
— Ты не кричи так, Василий Иванович, а то анонимность лопнет. Да потому что закон такой есть. Уж не знаем, какой он там по счету, но точно знаем, что есть. И в нем, если перевести с юридического на более обиходный, сказано буквально, что обижать нельзя и точка.
 
— Как же это грубо и почти топорно, но при этом удивительно элегантно. Как Роберт Бернс в переводе ротного старшины.
 
— Такова уж природа Столовой №100, ничего не поделаешь. Вот даже сегодня, когда празднуется ГАИ, разве слышны от нас упреки или обидчивые слова? Нет. Только проповедь безобидности.
 
— И что же, все решительно? И даже этот ваш малахольный, у которого нос распух от гендерного превосходства и который способен собой одним заместить весь избирательный штаб республиканской партии в восточном Техасе?
 
— Да. Он, конечно, дамский угодник и ястреб, но ведь и в его темную душу проникает свет: временами он делается невыносимо элегантен и грубит почти через слово. К тому же он съедает все марципановые конфетки, что остальные делать отказываются, а кроме этого, любит древних греков, что, конечно, тоже само по себе расизм, но дает иногда несомненно толерантные всходы. Например, наш корректор — очень женская женщина, но он не унижает ее цветами и шоколадом, потому что бабушка ее была истинный древний грек. А однажды в Саратове он совершенно затетешкал женщину из Берлина, потому что ему лишь показалось, что она похожа на древнего грека. А ведь у нее на пояснице была татуировка бороды Карла Маркса и больше всего она любила однополые браки или расклешенные брюки (толком поговорить с ней так и не удалось из-за трудностей перевода).
 
Вот почему акции, объявляемые в Столовой №100 по понедельникам, столь безобидны, а в день ГАИ еще и носят лестный для гаитян характер. Акция: борщ 20 рублей, оладьи из печени 36 рублей и гарнир из перловой крупы  17 рублей.  Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
IMG__20150802__093139.jpgwhatsapp_image_2017-05-01_at_093012.jpgimg-20170206-wa0003.jpg



Акция 26.06.2017 06:53

Ждали мы пождали, пока директриус заскучает и захочет возвратиться, а дождались только, что сами заскучали и захотели вернуться, но не имели куда, потому что нельзя, как известно, вернуться туда, откуда не уходили. Вернее сказать, можно, но для этого нужно быть уроборосом, а гибкость наша такова, что мы не можем укусить себя за хвост. То есть по отдельности мы можем всё: и цапнуть, и за хвост, и себя, а вот укусить себя за хвост мы не можем. Василий Иванович может, конечно, но, во-первых, он известный змей, и, во-вторых, не бегать же к нему, в самом деле, по любому поводу. Ох, и, честно говоря, нас до одури пугает даже самая мысль о том, что вот он поднимается из-за стола, начинает извиваться и глядит на нас желтым глазом, а мы стоим и оторопело слушаем, как в Пулковской обсерватории трещит закон Хаббла и время обращается вспять. Фу. Нет, Столовая №100 — коммерческая организация и приветствует хаос лишь до тех пор, пока он упорядочен или пока он винегрет, а после — игнорирует и все тут.
 
Поэтому желание вернуться мы в себе подавили и стали только скучать. Поначалу мечтали, что приползет — кроткий и безгласный, прошепчет: согреших, мол, и уже несмь достоин нарещися директор ваш. Райтер даже репетировал, как скажет: изнесите одежду первую и облеците его, и дадите перстень на руку его и сапоги на нозе, яко директор наш сей мертв бе и оживе, и изгибл бе и обретеся. Потом, когда выяснилось, что директор и без того одет-обут и блещет перстнем по всему западному берегу от канадской границы до Калифорнии, стали мечтать, что придет, наградит райтера, а злых рабов рассечет и выкинет во тьму внешнюю. Даже тайные анархо-синдикалисты, которых в Столовой №100 пруд пруди и которые первое время заговорили про свободу личности во всех проявлениях, учредив секцию игры на ложках, почуяли недоброе и переменили политические убеждения. «Когда уже, — сказали, — вернется этот наш дорогой дискриминатор, расчехлит свое орало и выорет уже чего-нибудь из этой богадельни, а противную секцию игры на ложках распустит по домам?» Потом мы стали надеяться, что он хотя бы проголодается, но тут вскрылись вовсе уже удивительные обстоятельства: оказалось, что поесть можно не только в Столовой №100, а фактически где угодно.
 
Присмотревшись, мы и сами увидели, как какой-то полоумный грыз изжаренный до стеклянного состояния пирожок прямо у нас за углом, и дикий его смех разносился по округе. А когда мы получили известие, что директор надышался океанических испарений и считает теперь, что котлету можно завернуть вместе с гарниром в хлеб и поглотить, то решили, что вышел срок. Может быть, что в Америке так и делают: суют котлету в булку и пьют суп из стакана, но в Столовой №100 суп едят из тарелки, а компот плещется в стакане, а не в голове. Короче говоря, решили его отлавливать и смирять цепями. В конце концов, подобных прецедентов полно: еще Колумб ехал в Америку добровольно, а возвращался в кандалах. Ничего особенного.
 
И вот, можете видеть сами, он уже с нами. Сидит и чего-то все думает, а мы нарадоваться не можем. Воздействуем на него мерами любви, а он путает склонения и день с ночью. Но борода у него уже почти отвалилась, что является добрым знаком и подает надежду, что вскорости он заорет.
 
Вот такой у нас праздник. А в акции сегодня — курица по-болгарски. Пусть постепенно привыкает к славянской кухне. Надо будет еще болгарского перца ему задать. Акция: суп грибной 30 рублей, курица по-болгарски 49 рублей и рис с овощами 34 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
PS Чего-то он, судя по фоткам, мерцать перестал. Скажем Зеленкину, он спасет
wp_20170623_022.jpgwp_20170623_024.jpgwp_20170623_025.jpgwp_20170623_027.jpgwp_20170623_029.jpgwp_20170623_030.jpgwp_20170623_032.jpg



Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] 6 [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ]
Адрес:
г. Астрахань ул.Брестская, 9а. 
GPS: N 46°19.48' E 48°1.7',ул. Кирова, д. 40/1,координаты GPS: N46.343317, E48.037566