Поиск по сайту:
Акции

Разнообразный и богатый опыт укрепление и развитие структуры требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач. С другой стороны рамки и место обучения кадров требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач.

Опрос
Время проведенное нашим клиентом в очереди не более 6 минут. Вы согласны с этим утверждением?
Да
Нет

Новости

Акция 02.04.2018 10:59

Второго апреля был подведен итог работы комиссии для изучения медиумических явлений, которую создал Менделеев — известный мастер чемоданных дел. Всё, собственно, было ясно уже первого апреля, но, убоявшись насмешек, всю официальную часть перенесли на второе, а банкет — вообще на третье. Выводы комиссии были скучны и полагали предел фантазиям: столоверчение признавалось вздорным занятием, а медиумов предлагалось развести на два неравных отряда — счастливых жуликов и несчастных дураков.
 
Кстати, это был тот самый Менделеев, которому в сонном видении явилась одноименная таблица, как раз между каким-то ужасом и незнакомкой в прозрачном пеньюаре, и на дочери которого был женат знаменитый Блок, сновидения которого ограничивались только незнакомками и очень часто даже вовсе без пеньюаров, а еще чаще — и без всяких сновидений. До сих пор не стихают споры о том, чем считать саму периодическую таблицу: продолжением кошмара или началом соблазнительного сна про дамочку. В Столовой №100, в которой, как известно, все равно об чем спорить, лишь бы кастрюли при этом летали по воздуху, мнения разделились решительно. Повара и кассиры, которые по природе своей суть химики, посчитали таблицу началом соблазна, все же прочие — окончанием кошмара. Или, черт его знает, наоборот. Мы, по правде говоря, не слишком уверенно отличаем химиков от всех прочих, тем более что прочие иногда вдруг могут довольно-таки отчаянно нахимичить, причем на таких поприщах, где, кажется, и самые химические законы не имеют никакой силы. Уверенно можно сказать только, что когда периодическая таблица приснилась райтеру, то он принял ее за начало кошмара, благоразумно проснулся, перекрестился и, перевернувшись на другой бок, заснул уже до самого утра; завхозу она так и не явилась, хотя он и врет повсюду, что видит ее чуть ли не каждую ночь и даже в пеньюаре, но не может при этом здраво разъяснить не только про таблицу, но и про пеньюар; директору она привиделась во всем своем великолепии, со златом, серебром и платиной, но он перепутал ее с приходным ордером, а потом и вовсе забыл; престидижитаторы же вместе с Василием Ивановичем ни в какую периодичность не веруют и считают, что от нее только делу вред, а жизнь склонны представлять в виде длинной и радостной колбасы, наделенной только приличными колбасе сюрпризами, кроме разве что веревочного хвостика в конце, о котором в этом кругу думать не разрешается.
 
Адептом столоверчения выступал химик Бутлеров, который предпочитал неразбавленный спирт и привык вообще во всем прекословить Менделееву. Об этом Бутлерове, кроме прочего, известно, что, приходя к своим знакомым и не находя их дома, он оставлял в виде визитной карточки гнутую кочергу. Причем не ходил по городу, как это можно было бы подумать, с чемоданом, исполненным гнутыми кочергами, а гнул те кочерги, которые находил в домах вместо своих знакомых. Дело происходило так. Сначала Бутлеров барабанил в дверь до тех пор, пока ему не открывала перепуганная прислуга.
— Дома ли твой барин? — спрашивал Бутлеров входя.
— Никак нет, сударь. Как прикажете доложить, кто приходил?
 
И тут Бутлеров кровожадно хватал кочергу, и не успевала бедная, часто только днем ранее приехавшая из деревни прислуга крикнуть караул, как уже принимался сопеть, тужиться и в недолгое время изгибал ее в совершенное колесо.
— Да, вот так. Вот так и доложи.
 
Это теперь, когда в наших домах кочергой уже не пользуются, такое событие может только рассмешить, да и то только смешливого человека, а другой, серьезный господин, даже и внимание не обратит. Ну придет он вечером домой, ну увидит гнутую кочергу, и что же?
— Се кочерга, — молвит только и пойдет к жене своей целовать ее в плечо и расспросить про ужин.
— Что, что? Макароны по-флотски, вот что, — скажет жена.
— Гм, и как ты, мой друг, никогда не догадаешься навалять котлет, что ли?
 
И все. А дальше пойдет себе разыгрываться обычная драма семейной жизни, что и вчера, и третьего дня. Перед сном только может быть вспомнит серьезный господин:
— И какой дурак кочергу согнул? — и тут же заботы века сего отступят и станет лежать он неподвижно, указывая носом в потолок или уткнувшись им в подушку, тут уж кто как привык.
 
Но тогда кочергой пользовались постоянно и не представляли, как без нее можно обойтись. Не знаем уж какое именно, но для нее всегда находилось занятие. Русская литература сообщает, во всяком случае, что с ее помощью шурудили. И вот, представьте себе, приходит барин к себе на квартиру: сейчас, думает себе, отдохну от всех дел своих, пошабашу, что называется, всласть, не всё, мол, время заниматься, есть, дескать, время и пошурудить. Немедленно в угол к кочерге, хвать-похвать, а там вместо кочерги — колесо, а заплаканная прислуга бьется по деревенской привычке головой о косяк, и уже штукатурка в некоторых местах сыплется вниз, прямо на ее чепчик, и тревожно воет собачка во дворе, и на стене горят таинственные слова: мене, текел, упарсин.
— Беда, горе! — завывает прислуга, — В прежние-то времена бывало, если, не дай Бог, пожар, то добрая хозяйка первым делом кочергу из избы выносила! А этот разбойник — извольте. И ведь я-то как чувствовала, а он сразу — прыг, и к кочерге!
 
Неудивительно, что Бутлерова не любили товарищи и прислуга, но он был так черен душой, что его не трогали ни женские слезы, ни товарищеская укоризна. Напротив, когда от него стали прятать кочерги, он взялся гнуть прислугу. Вот какой это был нераскаянный химик. Так до конца жизни он и не отказался от изгибания всего, что плохо лежит, и спиритизма. Как на грех, он же ратовал за женское высшее образование, и мы теперь не знаем, как к этому относиться. На всякий случай решили поздравить сегодня всех женщин с высшим образованием, но делаем это как бы с сомнением. Впрочем, наблюдая жизнерадостного Василия Ивановича, мы и в мужском высшем образовании сомневаемся.
 
А акция сегодня — наоборот, то есть мы хотим сказать, носит несомненный и весьма покладистый характер: суп-лапша куриный за 17 рублей и солянка со свининой всего за 65 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
sup_lapsha.jpgwhatsapp_image_2017-02-27_at_104502.jpg



Новости 26.03.2018 09:57

Мы уверены, что в связи с несчастьем в Кемерово нам следует помолчать




Акция 19.03.2018 10:29

Ученые, извлекшие свою ученость из опыта блужданий по другим столовым и прилепившиеся в итоге к нашей кухне, решили заняться измерениями IQ. Мы узнали об этом по пропаже у администратора линейки и за голову схватились. А вдруг окажется, что у нас нет никакого IQ или, что еще хуже, он просрочен и лежит где-нибудь между средствами по уходу за грязищей и исчирканными листками со старыми ябедами? В таких местах в конце концов всегда и заводятся фигуранты голливудских сценариев к страшным фильмам, а потом отхватывают задницу народной артистке. И ладно бы только они, но и некоторые реальные персонажи получают бытие именно там.
 
Так, например, мамаша Гитлер любила проводить время аккуратно между ябедами и грязищей, а еще раньше — маменька Володи Ульянова, с той только разницей, что первая вязала при этом вечный шерстяной носок и пыталась уязвить спицей прохожих, а вторая — просто злилась и поэтому считала, что вязать носок ей недосуг, и только тыкала спицей в разные стороны. А ведь их предупреждали добрые люди, что нужно гулять, пить вместо шнапса молоко и питаться чем-нибудь менее экстремистским, не таким, во всяком случае, как кровавые ошметки с сухим горохом, но они не только не слушали, но и еще яростней махали спицами. Марья Александровна усердствовала до того, что когда наконец показалась жуткая кудрявая голова, сама даже вздрогнула: «Илья Николаич, кажись получилось, неси озевник, а то, пока суд да дело, он мне все пальцы пооткусывает». Ужасные, словом, места. Мы их всегда обегаем стороной, ожидая очередного пришествия персикового мальчика, который один только и может без вреда для себя наведываться в подобные дыры, предводительствуя победоносным отрядом из обезьянки, собачки и отважного фазана, — знаменосца в доспехе небесной красоты.
 
Но оказалось, что речь идет не про наш IQ, а про наш суп, который, как выяснилось, способен IQ возбуждать или возвышать, если по каким-то причинам он уже был несколько на взводе. И линейка понадобилась для измерения супа. Он, кстати, явился очень толстым и в некотором смысле длинным, хотя это уже измерялось таймером, похищения которого мы не заметили. Забавно, между прочим, что многие полуграмотные считают долготу супа мерой длины, тогда как это — мера времени и более ничего, а вот световой суп, напротив того, мерит длину, а время в это же самое время остается неизмеренным и длится просто и первобытно, упираясь где-то за горизонтом в самую вечность. Забавно, да. Ладно уж, признаемся, что мы и сами так думали, пока какой-то гастролирующий (от слова «гастро») физик не ткнул нас носом. Он, собственно, и забавность обнаружил. Хохотал все. Даже хрюкнул пару раз, зануда.
 
Кроме того, со слов ученых вышло, что суп возвышает IQ только после употребления во всю длину и делает это всего на пять-десять секунд. Для произведения замеров директором была бесплатно отпущена кастрюлька с супом и пачка салфеток.
— Хотя мерить суп кастрюльками как будто и не совсем правильно, — сказали ученые, — но мы уж согласны потерпеть.
— Вот ведь нахалы! — любовался на них завхоз.
 
Первыми опыту подверглись сами ученые, брезгливо отстранив белую мышку, которая не знала, радоваться ей в этом случае или закатить скандал. Для пытливых умов сообщаем, что она все-таки выбрала скандал, но не была услышана. Кастрюлька супа была разлита по тарелкам и съедена без всякой академической чопорности, просто исчерпана ложками, после чего в течение десяти секунд ученые записывали результаты на салфетках.
— Ну-с, — сказал ученый-предводитель, — посмотрим на результат. Сдавайте салфетки. «Суп, каким он нам известен, не растет в огороде. Однако некоторые его детали прозябли как в огороде, так и за пределами оного». Что за черт, кто это написал?
— Это я, — признался завхоз, и был тут же изгнан.
— Безобразие. Придется все заново повторить.
 
При повторении длина супа увеличилась.
— Сдавайте салфетки. Вот, господа, сразу же и любопытное открытие: «Многие аспирантки имеют выдающиеся части». Каково? Или вот: «Энтомологией удобнее всего заниматься в кустах». Если так пойдет, мы, прямо не сходя с места, все тайны бытия выведаем. 
 
Потом, прослышав про эксперименты с бесплатным супом, в столовую примчался Василий Иванович в ректорских горностаях с двенадцатью ромбиками и шестнадцатью гробиками на груди. Длина супа в его присутствии оказалась столь пренебрежительно малой, что он даже сорвал аплодисмент. «Совершенно очевидно, что возню со сбором справок для присоединения меня и моего университета к Лиге плюща нужно оставить и хлопотать, пока не поздно, о вхождении в Лигу прыща», — прочитали ученые на его салфетке.
— Салфетку сожгите, — сказал Василий Иванович. — Сомневаюсь я, что данный суп IQ повышает. При мне сожгите.
После чего совершенно исчез в салфеточном дыму, будто его и не было.
 
Под конец, когда бесплатного супа почти не осталось, пришел райтер.
— А это, товарищи ученые, тутошний райтер, — возвестил директор. — Балагур, весельчак и прочее в таком роде. Вот он какой. Ну как, райтер, ходил на выборы?
— Блаженъ мужъ иже не иде на совѣтъ нечестивыхъ.
— Не правда ли, товарищи? — притворно захохотал директор. — Прямо с порога берется шутить. Умора.
— Ты что несешь, собака? - сквозь зубы прошипел он. — Ты один, что ли, молодец, а все остальные — нечестивые?
— Не всѣ, но въ исторiи и такiя штуки случались. Старина Лотъ былъ одинъ. А салфетку я еще третьяго дня надписалъ, когда престидижитаторовъ поздравлялъ. Вотъ она: «Самое лучшее теперь, это идти на рѣчку и ожидать, когда вода принесетъ огромный персикъ съ душистымъ мальчишкой внутри, который станетъ во главѣ отряда изъ обезьянки, собачки и великолѣпнаго фазана со знаменемъ на плечѣ, и побѣдоносно ворвется на островъ Онигасиму».
— Все-таки следовало бы тебе супа съесть, — сказал директор.
 
А акция сегодня посвящается подводным морякам и, наверное, подводным полицейским, которые тоже плавают где-нибудь поблизости и в честь праздника испускают фонтанчики. Акция: суп с фрикадельками 49 рублей и макароны по-домашнему за 44 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
11037511__377426342460502__3423104235149388895__o.jpg95b592c6398a0b0d71f21fd992753b91_makarony_po_flotsky_depositphotos_49105957.jpg



Акция 12.03.2018 10:03

Столовая №100 уже пару раз поздравляла женщин с восьмым марта. И мужчин поздравляла, и детей, и котов. Даже чиновников таинственных ведомств, пол и возраст которых определить не удалось и про которых была выяснена только повадливость и пристрастность, — и тех поздравляла. Словом, почитала себя отдавшей все возможные долги, почивала на пачке лаврового листа и очень удивилась, когда две какие-то дамочки побили директора зонтиками.
 
Дело произошло так. Директор шел по узкому переулку, а навстречу ему двигались дамы с зонтиками. «Главное — это не бояться, — думал директор. — Райтер сто раз ступал в эти воды и всегда сухим выходил».
— Пардон, дамы. Здравствуйте. Позвольте, мне тут надо по делам отечественной промышленности прошмыгнуть, хе-хе. Я, знаете ли, генеральный директор и как таковой очень спешу.
— А не тот ли это самый гениальный директор, — спросила одна из дам, заслоняя собой переулок, — что не поздравил женщин с восьмой мартой? Что же это ты, директор?
— Дире-е-ектор, — противным голосом протянула вторая.
— Это не я, — сказал директор. — Это все райтер, это он, белогвардеец проклятый, меня подучил.
 
И в этот самый миг одна из дам кольнула его зонтиком в бок, а другая больно прихлопнула сверху. В столовую директор прибежал злой и энергичный.
— Разбудить райтера! И педагогический зонтик мне принесть немедля.
Если бы завхоз слушался директора и так и сделал бы, то остался бы невредим, но он сначала приволок зонтик, а только потом начал будить райтера.
— Скорее, скорее, — колотил его зонтом директор. — Что ты там возишься?
— Восстани, райтер! — орал завхоз. — Ага, кажется, глаз приоткрыл!
— Что ты… Что ты вытворяешь?! Это же пустой матрасик!
— Слава Богу! — продолжал орать завхоз. — А то я уже смотрю, на райтере лица нет!
— А теперь-то что орешь?
— Да ведь глаз-то, глаз!
 
Под матрасиком нашлась размокшая от слез записка:
«Ученикъ нѣкотораго аввы, забѣжавъ впередъ своего учителя, повстрѣчалъ жреца съ полѣномъ на плечѣ, который шелъ чтобы устроить костеръ въ честь своего идола и ввиду его рожи предаться какому-нибудь языческому сраму. Ученикъ, находясь въ игривомъ настроенiи, привѣтствовалъ жреца словами «Куда идешь, старый чортъ?», на что послѣдний немедленно ткнулъ ему полѣномъ въ лобъ. Авва же, въ свою очередь встрѣтивъ сего жреца, сказалъ ему: «Зравствуй, великiй труженикъ», чѣмъ совершенно очаровалъ до того даже, что тотъ позволилъ увлечь себя христiанствомъ и вскорости былъ крещенъ въ расположенномъ неподалеку водоемѣ. Прохожiй, перескажи эту исторiю директору, чтобы онъ поздравилъ всѣхъ желающихъ женщинъ съ восьмымъ марта и тѣмъ самымъ не получилъ чѣмъ-нибудь въ лобъ. А азъ теперь иду принести нѣчто изъ администраторской сумочки и могу кануть въ этомъ аксессуарѣ навѣки, хотя отнюдь этого не желаю. P. S. «Всѣхъ желающихъ женщинъ» — не въ смыслѣ «всѣхъ, кто женщинъ желаетъ», а въ смыслѣ «всѣхъ женщинъ, которыя пожелаютъ». Это очень важно, передай, прохожiй».
 
Самого же райтера отыскать не удалось. Оказалось, что администратор действительно попросила его принесть нечто из ее сумочки. Он блуждал там двое суток и по их истечении пришел сам, неся нечто в руках.
— Елки-моталки, — сказал только и замолчал еще на сутки.
Потом заметил директора и спросил:
— Ты вѣдь женатъ?
— Да.
— Елки-моталки!
 
Вот почему Столовая №100 никого не поздравила с Женским днем. Как справедливо сказал директор, это все райтер виноват. Во-первых, своими разговорами про «не приноситъ совѣтское древо добраго плода», а во-вторых, тем, что позорно погряз в женской сумочке. Мы же просто думали, что иногда можно прерваться в рамках борьбы с перфекционизмом, чтобы не формировать дурных привычек, но вообще готовы поощрять любую пошлятину.
 
А сегодня отмечается праздник Министерства отечественных стезей — Прокоп Дорогорушитель. Судя по состоянию дорог в стране, дела в министерстве идут своим чередом, а министерские чиновники процветают. Поздравим их с этим и посвятим им сегодняшнюю акцию. Акция: борщ 20 рублей, солянка со свининой 65 рублей.  Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
IMG__20150802__093139.jpgwhatsapp_image_2017-02-27_at_104502.jpg



Акция 05.03.2018 09:38

На отечественных театрах сегодня празднуется День тамошнего кассира: актеры наперебой угощают его сигаретами, актрисы шлют ему сквозь решетчатое окошко зефирные поцелуи, а ревнивый буфетчик гораздо больше обычного сыплет ему в бокал яды собственной выделки. Но кассиры просили нас больше их не поздравлять, потому что они хотя и театральные, но все-таки кассиры, а эта профессия до того кропотлива, что отнюдь не любит славы, софитов и прочего обыкновенного театрального, но стремится к уединению. Просьбу свою они изложили письменно, в форме меморандума, и закончили так: «Еще раз вякните про нас, будете всю жизнь из своей паршивой кассы только дохлых пауков доставать: у нас длинные руки и сильный профсоюз. И руки тоже сильные. Хотите вы этого? Ась?» 
 
Директор сразу ответил «нет», а райтер начал было: «Надо подумать, дохлый паукъ лучше дѣятельно-го-м-ммм, пу-пустите…», но в этом случае, к счастью, первое слово совершенно точно дороже второго, и вообще, когда директор говорит ex cathedra, с ним лучше не спорить. Спорить в такой ситуации лучше всего с райтером: он как раз сидит перевязанный веревочкой, с замотанным ртом и зыркает по сторонам глазищами. Можно его даже хлопнуть дипломом по носу: «Что, небось противно тебе? Сиди теперь, зыркай».
 
И еще сегодня День культуры в Азербайджане, но этот праздник чреват только появлением на городских рынках торговцев во фрачных парах с гвоздиками в петлицах и более, кажется, ничем. Поэтому, если вам сегодня доведется покупать апельсин у фрачного господина с гвоздикой, поздравьте его, он будет рад. Впрочем, нас тут поправляют, что сегодня день не простой культуры, от которой и без того на рынках деваться некуда, но по преимуществу физической, хотя и в Азербайджане. Поэтому, предполагаем, что вместо фраков по базарам будут, как и всегда, сновать тренировочные костюмы, а количество гвоздик не превысит повседневное.
 
Но на подобный случай у нас всегда припасена история про кота. И на этот раз это будет рассказ не про какого-нибудь легендарного кота, а про такого, который проживал у райтера в самой его квартире и настолько был лишен всякой легендарности, что даже дважды ему подмигнул, о чем мы теперь и расскажем.
 
Райтер называл его «Зайчик», но не на людях, конечно. Страшно подумать, что началось бы, если зайчиковы товарищи по клубу, что на дворовой помойке, узнали бы про такое прозвище. Нет, там он был известен как Кусай Царапович, из рода славных Кусай-Дери-ханов , которые еще при Иоанне IV приняли русское подданство и влились в ряды вольного кошачества, что процветало на южных границах Великого царства, пока многочисленные орды чуждых всякого, а особенно чужого, процветания слесарей из центральных губерний не положили ему предел. Зайчик, впрочем, старого не поминал и держал себя истинным кошачьим лыцарем: спал богатырским сном, презирал оседлость и любил певать долгие, как степь, кошачьи песни про древнюю кошаческую вольность: «Удалец ты будешь с виду и кошак душой» и тому подобные. Имел окрас наподобие щучьего сына и семейную букву «М» во лбу, очертаниями напоминающую старый венец короля-льва, которому Кусай приходился троюродным внучатым племянником.
 
С райтером они были не разлей вода. Станет, например, райтер на кровати лежать — и Кусай Царапович рядом приляжет. Надоест райтеру на кровати валяться, переляжет он на диван — и Кусай переляжет: «Отчего же не перелечь? Мне все равно-с». Сядет райтер на стульчик — и Кусай Царапович туда же вспрыгнет. Пойдет перекусить — непременно и Зайчику уделит кусочек. Придут к райтеру товарищи в картишки играть — и Кусай Царапович тут как тут: пожалуйте и мне карточку. Играл он, нужно сказать, плоховато: слишком уж рот разевал и считать не умел, но на прикупе сидел так, что лучше него никто и не мог, как вкопанный сидел. Кроме того, по первой специальности он был фельдшер, а уже потом — бретер и забияка, поэтому часто исцелял райтера и его присных от головной боли и от слишком уж иногда жестокой хандры. Со временем, правда, он оброс различными делами и обязанностями, покорив (кого лаской, а кого и смелым натиском) почти всех райтеровых соседей, и целыми днями собирал с них различные дани. Райтер свидетельствует, что раз видел, как Кусай Царапович проникал в квартиру непокорной старушки, та кричала: «Ох, кошка, кошка с улицы», а тот рвался вперед, как подпоручик, поклявшийся непременно выслужить крест, если не финифтевый, то деревянный: «Ну какая же я, мадам, вам "кошка"? Вы всмотритесь только».
 
И вот однажды райтер и Кусай возвращались домой с прогулки. В этом ничего особенного не было: бывало, что они каждый день возвращались, беседуя по дороге о всякой всячине.
 
— Завидую, Кусай Цараповичъ, твоей смѣлости и цѣломудренности, — говорил райтер. — Я, братъ, не таковъ. Мнѣ тренеръ напротивъ говорилъ: не стану завидовать, молъ, когда на рингѣ будутъ тебя колошматить. Нѣту въ тебѣ, говорилъ, рѣшительности и вѣры въ себя, а я, дескать, думаю даже, что ради обрѣтенiя вѣры, тебѣ слѣдуетъ побить какого-нибудь маленькаго человѣчка, лучше безъ ногъ или слѣпенькаго кобзаря. Да, такъ и говорилъ, вотъ только гдѣ теперь слѣпенькаго-то кобзаря сыскать?  
 
Но в этот раз они повстречали соседскую старушку, гуляющую с собачкой по имени Дуся.
— Ваша кошка, — сказала старушка, — на нас кидается!
 
Это было так неожиданно, что у райтера мелькнула мысль, а не побить ли старушку, она казалась не слишком крупной, но пользовалась при этом такими мосластыми ногами в черных ботинках, что в следующую секунду решительность опять улетучилась.
— Как же это так, кидается? Похоже на сочинительство, — сказал он и стал взбираться к себе во второй этаж, оставив старушку размышлять внизу, что бы такое еще соврать.
 
— Я не сочиняю, — донеслось до него снизу, когда он уже стоял перед своей дверью. — Мы с Дусей шли, а она из-за угла набросилась.
— Кусай Цараповичъ, неужели? — шепотом спросил райтер. — Неужели из-за угла(!) и неужели набросился?
И вот тут-то Кусай Царапович и подмигнул.
— Однако же, — только и сказал райтер.
 
В другой раз это произошло так. Ради постного времени райтер сидел в кухне и смирялся чечевицей, а Зайчик сидел на кухонном пороге и на чечевицу смотрел хотя и без прямого осуждения, но критически. Восьмому же часу бывшу, взыде в кухню его соседка снизу, из мест, давно плененных кусаевой лестью, ища соли или спичек, что обычно ищут в соседских кухнях.
— Вотъ, — сказал райтер указывая на Зайчика, — отказывается ѣсть чечевицу.
 — Как?! — воскликнула соседка. — Разве вы не знаете, что Кусик любит супчик!
— Кусикъ?
— Да ваш же Кусай Царапович.
— Супчикъ?
— Ну да, это все знают.
— Всѣ знаютъ? — уставился райтер на Зайчика.  — Супчикъ... 
И тут он подмигнул во второй раз.
 
— Однако, — во второй же раз сказал райтер, потом подумал и в третий раз сказал: «Однако».
 
Однажды он надолго пропал. Ходили слухи, что его видели в мужском монастыре, что он подвизается там с именем Кусаил и выслеживает монастырскую мышку. Райтер очень надеялся, что так оно и было, но позже получил верное известие, что Зайчик погиб в неравном бою с какими-то собаками. Умер легко, смело глядя в отверстые пасти, и был похоронен за муниципальный счет. Душа же его и теперь ликует с храбрыми за длинными столами Вальгаллы.
 
А акцию сегодня мы все равно хотели посвятить театральным кассирам, но прибежал директор и разорался. Анархо-синдикалисты, конечно, идиоты, но и у них иногда просветления случались. Например, когда они говорили, что директоры только бегают и орут. Акция: суп-лапша куриный 17 рублей, курица в остром соусе 49 рублей и гречка 24 рубля за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
sup_lapsha.jpgkuritsa_v_ostrom_souse.jpgIMG__20151212__104257.jpg
 
А братию поздравляем с началом третьей седмицы и просим вспомнить, что в четверг церковный календарь рекомендует если и не сухоядение, то во всяком случае свободу от алкоголя и тяжкой пищи.



Акция 26.02.2018 09:59

Сегодня удивительно плавный день. Все говорят басом и слушают что-нибудь, как баскетболист, простое и такое же долгое. Например, Филипа Гласса. Никто не поет: все охрипли от хоккея. Борода не растет, трава – тоже. Мы специально ходили в огород и смотрели: лишь прошлогодняя борода и пожухлый клок травы. Райтер только нашел, что если им обменяться прилагательными, то ничего, ровным счетом, не поменяется. Поначалу все встрепенулись, но подумав, только плюнули в сердцах: действительно, не поменяется. Даже дети растут сегодня неохотно и в виде одолжения. Китайцы задумываются о новой династии, а престидижитаторы говорят о выборах как о суете и томлении духа. Все застыло и сковалось стабильностью, только скрепы поскрипывают. Блаженны имеющие сегодня выходной. Те же, у кого сегодня тяжелый день, – обречены. Остается только трепаться о том и о сем, пить любимые напитки или безнадежно смотреть перед собой. Словом, делать то же, что и всякий день, но уже почти без уверенности в завтрашнем дне. Таков Всемирный день неторопливости, ничего тут не поделаешь. Поздравляем всех причастных и напоминаем, что как бы ни был нетороплив День неторопливости, все проходит и это пройдет, только дольше обычного.

Этим бы все и кончилось, если бы директор не приказал срочно рекламировать пирожки, покуда они еще горячи. Поэтому ниже следует пирожковая интерполяция, а потом уже краткий пересказ акции. Приносим извинения за неудобства: рекламировать пирожки мы не умеем.

…Только, пожалуй, пирожки продолжают свой путь в вечность. Пирожки чужды покоя и, в противоположность бармену, всегда гибнут первыми. Это легко доказывается как книгами, так и самой жизнью.

И в будни-то неторопливый райтер сегодня не на шутку напугал доктора Зеленкина: тот никак не мог нащупать пульс.

– Чего это ты тутъ нащупываешь?

– Ой! А я пульс никак не отыщу.

– Зачѣмъ тебѣ?

– Приказ директора. Следить за состоянием, чтобы все, и пульс, и прочее…

– Онъ въ другой комнатѣ, должно быть. Тамъ, за угломъ щупай.

– Тут вообще ничего нет. Какие-то пирожки. Ты как себя чувствуешь-то? Райтер? Меня кто-то мохнатой лапой за шею трогает. Райтер!!! Ай!

Вернулся он уже с пульсом, но без пирожков и перепуганный не на шутку, как мы и обещали. Запомним этот урок и перейдем в следующие декорации.

В подобный же день сто лет назад райтер стал антисоветчиком. Произошло это с ним не от злости, как многие думают, а оттого, что в третьем классе ему дунули в лицо пионерской вувузелой. Он был робким молодым человеком и крался вдоль стены школьного коридора, мечтая докрасться до класса, расстелить матрасик и оцепенеть. Про советскую власть, во всяком случае, уж совсем не думал. И вот тут-то прохожий пионер и дунул. Он хотел развеселить третьеклассника с матрасиком под левой рукой и пирожком в правой, но лишь дал миру антисоветчика, забрал пирожок и ушел трубить в грядущее. Про него нельзя сказать наверняка, вернулся или нет. Пирожок, разумеется, тоже исчез навеки. Заметим и это.

И в такой же точно день лесорубы развратили волчье брюхо, откуда вышли бабушка и ее Красная Шапочка. Очевидно, что верно и обратное: Красная Шапочка и ее бабушка. Но не пирожки. Пирожки не вышли, потому что никогда не возвращаются. Может быть, если бы лесорубы продолжили своим чередом вскрывать брюхи, то пирожки нашлись бы, но лесорубы в своем непостоянстве подобны ветреным красоткам и останавливают разврат так же, как и начинают – без всякого плана и очередности. Запомним эту особенность и уйдем в бумажные ширмы японской декорации.

Из Японии сообщают, что там одна маленькая женщина жила тем, что жила в домах посторонних людей. Днем она спала в платяном шкафу, а ночью рыскала. Или наоборот: ночью спала, а днем пробиралась в кухни и промышляла. Короче говоря, она под конец сама так запуталась, что выскочила из шкафа в самое неурочное время, когда посторонняя семья стояла посреди квартиры и верила в свою посюсторонность. И это был тот редкий случай семейного единения и почти что идиллии, когда вся семья мирно, не мешая друг другу, не подгоняя с одной стороны и не предлагая потерпеть с другой, обделалась одновременно. Про пирожки ничего не сообщается. Возможно, что их в Японии совсем не осталось. Этот случай можно специально не запоминать, он теперь и так никогда не забудется, и всякий раз, стоя в сумраке перед шкафом, вы будете предполагать в нем маленькую, похожую на черта, японку и слабеть ногами, чувствуя подкатывающий к горлу и прочим отверстиям ком.

Полагаем, этих примеров достаточно, чтобы убедить всех в ранимой природе пирожков и побудить поторопиться ради их приобретения. В День неторопливости это как будто и не совсем удобно, но директор просил передать, что пирожки могут остыть, а это такая беда, горше которой и вообразить трудно.

А акция сегодня, просто акция, как и всегда: суп грибной 30 рублей, оладьи из печени 39 рублей и картофель пикантный 38 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20160314__100051.jpgОЛ.jpgIMG__20151019__104924.jpg

 




Акция 19.02.2018 09:52

В литературном ордене, объединяющем отечественные столовые, наш райтер состоит в чине вице-провинциала, что ему очень идет. Он всегда обладал правом сидеть в присутствии директора, но при помощи шантажа и интриг расширил его до права лежать в разнообразных положениях. Потратил на это много усилий, однако теперь чувствует себя вполне защищенным, потому что народ в миллионы глоток кричит, что лежачего не бьют, а райтер всегда верил популярным байкам, которых набрался, когда в молодые годы хаживал в народ за вином, плавленым сырком и поцелуйчиками. Именно там он научился разделять с соотечественниками трапезу и галлюцинации. Теперь же устроил все так, что может позволить себе только лежать и лыбиться, как японский Хотэй, забредший в опиумную курильню, не нуждаясь в плавленных сырках, не говоря уже о галлюцинациях. Вот почему он ходит по свету, неся матрасик под мышкой, но чаще всего полеживает, развернув его во всю длину. Никакой, одним словом, мистики, одна только банальная повседневность.
 
Директор же занимает должность кардинала или, как пишет молодежь с высшим образованием, «координала», и, во-первых, не под мышкой, а под мышью, а во-вторых, ничего не несет, отдавая эту привилегию райтеру, потому что никак не разберется в райтерских обязанностях и, испытывая административную панику, все время хочет его чем-нибудь занять. Мы обо всем об этом упоминаем по двум причинам. Первая такова, что в Столовую №100 недавно приходили паломники из глубинных губерний (как будто бы группа кривичей или наподобие), с тем чтобы вкусить наших плодов и посмотреть на райтера, и остались недовольны:
— Шли невесть откуда, паровоз нас соблазнял…
 — А проводник сказал, что Бога нет!
 — Да, и печенеги у нас чемодан стянули посреди степей. Думали, придем к райтыру, невесть что услышим, а он еще дурее нас оказался.
 — И грудь у него уж слишком не по чину пышная, у моей Клавдии Мироновны и то мельче.
 — Да вы не с Курятиной ли свиделись? – пытался угадать директор.
 — И борода поганая.
 — Точно, Курятина.
 — А глаза в кучу, сразу видать — брехун. И рожа такова повадлива, что за малым делом нас навсегда не обездолил. Слава Богу, что печенеги наш чемодан уже утянули. Правду ли я говорю, господа мужики?
 — Правда, правда, слава Богу.
 — Хотя, может быть, что и Говядина. Вы, любезные, не заметили ли матрасика у него под рукой? — начал уже совсем догадываться директор. — Такой лоскутный и с шитой золотой ниткой монограммой?..
 
Чтобы подобного больше не случалось, предупреждаем: райтер — это тот, который с матрасиком, стоит чуть позади и одесную директора, корчит рожи и заметен только обрезанному сердцу, а которые предпочитают приватизацию реституции (кривичи и проч.) будут и впредь терять чемоданы и объясняться с Курятиной. Или с Говядиной. Их родная мать не различит.
 
Вторая причина подобна первой и касается директорских сомнений в полезности райтерских свойств и вообще в наличии у него каких бы то ни было свойств, кроме вредных. Поясним на примере. Сегодня празднуется День защиты морских млекопитающих, и директор потребовал такой текст, в котором сверху были бы звезды и ясный месяц, снизу — воды, а в середке — Столовая №100 в виде защитницы млекопитающих с щитом в шуйце и таким значительным взглядом, чтобы враги сробели, но друзья ободрились. А в результате получил три текста, и ни один никак нельзя публиковать. Судите сами: вот первый. Он был начертан черной тушью на рисовой бумаге и приколот к столу длинной булавкой (скорее всего, отравленной):
 
«Во времена нашей молодости большую часть досуга мы тратили на защиту морскихъ млекопитающихъ: хватали ихъ за ласты, таскали по пляжу и пытались привить имъ хорошiй вкусъ. Однако онѣ продолжаютъ безсмысленно маячить въ пучинѣ и коснѣть въ невѣжествѣ. Теперь же намъ рѣшительно все равно. Vale».
 
Второй принес заспанный мальчишка Матфей, буркнув: «От ихней светлости».
 
«Изнывая от желания защитить морских млекопитающих, мы, прежде всего, обратились к справочной литературе и нашли, что дельфины, в частности, страдают от гастрита. Гастрит же, как пишут терапевты и устно подтверждает доктор Зеленкин, зарождается от курения табака. Кто бы вы ни были, прекратите угощать дельфинов сигаретами, это подло. Попытки свалить вину на самих дельфинов все равно не состоятся: всем известно, что эти несчастные даже прикурить не могут: у них размокают спички. Поэтому прекратите. Займитесь чем-нибудь. Гуляйте, обедайте, навещайте друзей и родственников. В конце концов, если уж непременно нужно кому-то дать прикурить, изберите противное животное, до которого никому нет дела. Конец».
 
Третий текст принесла почтовица:
— С праздником, с днем млекопитающих!
 
Вот он:
«В день защиты морских млекопитающих каждый порядочный человек должен не только задать, как это делается в обыкновенный будний день, но и ответить на вопрос: „Достаточны ли те меры, которые мы приняли для защиты морских млекопитающих от угрожающих им со всех сторон опасностей?” В Столовой №100 на этот вопрос отвечают утвердительно: „Да, несмотря даже на то, что опасности, преследующие их с самого дня творения, многообразны и страшны”. Как известно, наш завхоз служил в военном флоте и имел звание морского млекопитающего первой статьи. Мы заботились о нем весь год и даже поручили доктору Зеленкину увезти его на морской курорт — подальше от жены, которая, по словам завхоза, „губила его молодую жизнь” — и лечить там китовым жиром. Доктор Зеленкин исполнил в точности все пункты, но в одном допустил оплошность. Мы поняли это, когда он уже вернулся и сказал, что завхоз —превосходный человек, таящий в себе массу сюрпризов как душевных, так и анатомических.
 
— И вы правильно сделали, друзья, что решили хоть на время избавить его от этой самой жены, — жал нам руки Зеленкин. — Ужасная, ужасная баба, да еще и с огромными рыжими усами.
— Боже мой! — вскричал директор. — Зеленкин, ты все перепутал!
 — Что?
 
Тогда мы взяли дело защиты завхоза в свои руки. Достали из чулана пляжные смокинги, отвезли его на речной берег и измазали с ног до головы китовым жиром. Это было удивительно захватывающее приключение. Завхоз вырывался, бегал по песку, мы его ловили, вверху роились чайки, а орали и гадили почти все. Если бы можно было взглянуть на это сверху, мы бы увидели очень занимательную кутерьму: мелькающие лысые и лохматые макушки, цепочки следов, разбегающиеся в разные стороны и сходящиеся там, где завхоза удавалось настичь, какие-то коряги и метелки тростника. Жаль, что это нам недоступно. Но мы спрашивали у летчиков, и они все подтвердили: и макушки, и чаек, и следы, и, сверх того, лицо райтера, лежащего на надувном лоскутном матрасике в полосатом пляжном смокинге и улыбающегося, как японский Хотэй, забредший в опиумную курильню и решивший там насовсем и остаться».
 
Поэтому сегодня акция выходит без текста. Вот она — неожиданная и неприкрытая, как Далай-лама на сочинском пляже. Акция: суп-лапша куриный 17 рублей, биточки из индейки 36 рублей, а на гарнир гречка 24 рубля за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
oladi_iz_indeyki.jpgsup_lapsha.jpgIMG__20151212__104257.jpg
 
P. S. А братию поздравляем с началом Поста. Паки и паки терпения и любви.



Акция 12.02.2018 08:41

Стыдить сегодня соотечественников замасленным видом и утучняющимся книзу силуэтом мы не будем. К чему? Мы это уже не раз делали, и кончалось все обыкновенно: высказав гневную филиппику против масленичного чревоугодия, мы и сами в него удобно впадали. Каждый год одно и то же. Только одни впадают с гневом, другие — банально, а третьи и не выпадали, как кажется, никогда. Одни яростно разрывают блин на части, обжигаются и стонут. Другие, начинив разными съестными мелочами, аккуратно завертывают его наподобие конверта и скучно опускают в рот, не ожидая ответа и даже отчасти страшась его получить. А третьи и слыхом не слыхивали ни про какие блины, сроду не верили в съестную классификацию, но метали все подряд: и корову, и быка, и кривого мясника. Найти их можно, если приподнять замасленную занавеску, отделяющую чревоугодие от прочих грехов. Они там уже давно. Настолько обвыклись, что общаются меж собой при помощи чревовещания, отказавшись от всех других способов коммуникации.
 
Так что сегодня мы будем демонстрировать толерантность. Несмотря даже на то, что каждый год нарождается новая порция бесстыжей молодежи, которая про Столовую №100 ничего не знает, ест неизвестно где и читает книжки-раскладушки. Им, конечно, всё внове и всё удивительно, но даже ради них мы палец о палец сегодня не ударим. Пусть их завороженно глядят на бешеные метания шарика меж трех стаканчиков, веруют в прогресс, идут изъявлять волю, пообжираются блинами или уедут в свое любимое Сколково и дернутся там все током. Ради старцев, которые каждый год все на свете забывают, мы тем более не пошевелимся. В основном из зависти: мы бы тоже хотели бродить вот так по лону отечества и удивляться его чудесам, как в первый день творения.
 
В конце концов, масленица, кроме соблазна стяжать благочестие при помощи блинов, еще и подает воспоминание о скорой весне с ее отчаянными запахами оттаявшей мерзлоты, влюбленностями, похожими на простуду, и простудами, похожими на влюбленность. Самые нервные уже чего-то принюхиваются и чутко примечают неведомые знамения. Нам это ни к чему, скажем сразу. У нас, слава Богу, календарь имеется, и там совершенно ясно сказано, что скоро уже. Какие-то три недели — и начнется кутерьма: закапает, задует, полезет из подвалов, загремит с крыш и засопливит. Кроме того, календарь сообщает, что сегодня День брачных агентств, а стало быть и агентов.
 
До учреждения брачных агентств агенты не имели работы и промышляли мелкими жульничествами, а человечество катилось по наклонной плоскости и непременно в один прекрасный день докатилось бы.
Например, одна знакомая женщина связалась с хомячком. Он работал в охране супермаркета и сутки через трое рисковал жизнью, вынося палки колбасы из одних укромных мест в другие, при этом пользуясь опять-таки укромными местами. Другими словами, все больше убеждался в тщете и тленности всего вокруг и по временам впадал в такой жгучий солипсизм, что переходил на чистый алкоголь, совершенно не обращая внимания ни на слезы домочадцев, ни на колбасные палки, добытые такими трудами. Но тут ладно: у него, по крайней мере, был меховой животик, и вообще он слыл воплощением животной силы, а это почему-то для женщин важно. Но другая знакомая и вовсе притащила с улицы какую-то инфузорию, которая служила народу в городской думе и попутно пленяла красотой ресничек. При нашем знакомстве, инфузория сказала только: «Инфузорий Парапетович», а потом смотрела поверх нас, куда-то вдаль.
 
— Не правда ли, он такой зайчик? — убеждала нас знакомая. — А реснички! Вы обратили внимание?
— Женщина, ты рехнулась, — сказали мы хором. — У него, конечно, все места забиты колбасой, но ведь он, в сущности, довольно крупная инфузория. Господи! Инфузория!
— Инфузорий Парапетович, — вдруг произнесла инфузория.
— Разумеется, — ответили мы, приподнимая шляпы над головами.
 — Видишь ли? И сам себя обличает. Реснички великолепны, спору нет, но вспомнишь ли ты о них, когда дело дойдет до конъюгации? Скажи честно, он уже склеивался с тобой ротовой стороной?
 
Но она нам не поверила. Вообще, чтобы заставить влюбленных женщин поверить, нужно учреждать испанскую инквизицию, и мы были так злы, что с радостью бы на это пошли, если бы имели стильные красные шапочки и тот особый досуг, каким пользовались в свое время испанские кардиналы.
 
Впрочем, мужчины были тоже хороши. Один сошелся с поющей шваброй. Швабра пела сиротские песни и когда приходили гости, ее нужно было прятать в чулан. Спасти этот союз было безнадежным делом. Другой носился с идеей уравнения в правах, и женщины его боялись.
— Чего вы боитесь-то? — недоумевал он.
— Да пошел ты! — кричали женщины и разбегались в разные стороны.
 
Но из того, что они разбегались, следует, по крайней мере, что он их как-то умудрялся предварительно согнать в одно место, то есть вектор его стремлений был правильный, но метод — преждевременный. 
 
Третий же ближе всего подбирался к отношениям, только когда рассуждал о пропорциях и чиркал палочкой по мокрому песку.
 
Короче говоря, если бы не брачные агентства, то на свете остались бы только жулики, а остальные сидели бы в музее под рубрикой «Вымершие неудачники и больше ничего». Но, на наше счастье, в самый разгар безобразий объявился один афинский гражданин по имени Гименей Аполлонович (по другим данным — Денисович), который прямо сказал:
— Да женитесь вы друг на друге. Вот, смотрите, это просто. Я вам сейчас покажу.
 
И показал. Так было учреждено брачное агентство, а Гименей стал там директор. Он был строг, справедлив и красив как бог. Но потом в правление пролез один хлыщ по прозвищу Эрос. Этот нахал никогда не носил трусов (плёл что-то про аэродинамику) и несколько раз привлекался за сексуальные домогательства. С тех пор брачные агентства приобрели второе направление, к браку относящееся, строго говоря, косвенно, но ставшее основным. И теперь брачные агенты выглядят совершенно как их второй босс. Это юркие ребята, избегающие белья, с луками в руках. Они швыряют стрелы вокруг и около, попадая в главу и в пяту или просто мусоря вокруг, а иногда лупят колчаном по мохнатым ушам и молча глядят в глаза. Ни толку в них, честно говоря, ни смысла, ни полезного научения. Уши только горят. Есть среди них и агентессы. Те разят без промаха, невидимы, скупы на слова и никогда не попадаются. Дамочки вообще никогда не попадаются, что бы они ни натворили. Фабричные девчоночки попадаются на каждом шагу — это так, но мы о них никогда и не говорим, о них пусть толкуют райтеры чугунной фабрики (они помирать не собираются, и времени у них — завались).
 
Кстати, в честь Дня брачных агентств или просто так одна из наших поваров решилась выйти замуж. Курятина или Говядина — на этот раз это не имеет значения, потому что в замужестве она собралась стать Пошлятиной. Разумеется, директор ей воспретил. Мы испугались, что он и понедельничную акцию запретит, но он разрешил. «Ну вы уж совсем», — сказал. Акция: суп с фрикадельками 49 рублей, люля куриные 36 рублей, а на гарнир рис  24 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
K85XFFnsfvQ.jpgагн.jpgIMG__20151115__101702.jpg



Акция 05.02.2018 11:09

Мы, как обычно, облачились в повседневный мундир, перекрестились перед иконами, плюнули на макушки древних египетских богов и отправились влачить жизнь российских федеративных предпринимателей. В Столовой №100, как известно из СанПиН, ношение мундира обязательно, но наш, конечно, ни в какое сравнение не идет с теми колпаками и передниками, что носят простолюдины. Церемониальный передник мы тоже имеем, но носим только во время прихода к нам санитарных врачей или на таинственных собраниях вольных каменщиков, когда без церемоний, словом, никак не обойтись. Он расшит драгоценным жемчугом, вместе с парадным мундиром хранится в сейфе и охраняется отчисленными из Медицинской академии ливийцами со смертоносными алебардами в черных руках. Ливийцы, понятное дело, отчислены ради своей бедности и потому скрежещут зубами и злятся почти круглые сутки, только и ожидая, когда кто-нибудь попадется в их паутину. Таким образом мы чуть было не лишились завхоза, который, по его словам, просто хотел погулять вокруг сейфа, размяться и поразмышлять. Хорошо, что в минуту опасности он умеет пронзительно визжать и карябаться отмычками: мы успели прибежать и... не отбить, разумеется (какое там «отбить», про это и речи не было), но быстро обменять его (согласно трудовому договору) на хитроумную кассиршу, руки которой были по локоть в наших деньгах (вне всякого согласия не только с договором, но и с нами). Познайте же, о кассиры, незыблемость трудового законодательства.
 
Повседневный же наш мундир хотя и не таков, как парадный, который у нас даже частенько одалживают заезжие цирковые артисты, но тоже в своем роде: расшитый золотом красный камзол, на поясе — брелоки и нэцке из слоновой кости, серебряный шнур на плече… Словом, если бы не джинсы и пуховик, то злые мальчишки не дали бы нам дойти до Столовой №100 ни единого раза.
       
Шли неспешно, имея у себя за левым плечом памятозлобных египетских богов, которые яростно советовали то ступить в лужу, то увлечься прохожей дамочкой, а то и вовсе — погнаться за котом, настичь его и погладить. И если бы не вмешательства светлого ангела, который всякий раз косился влево и говорил: «Наплевать», то мы бы уже перепачкались с головы до ног, женились, завели домашнего питомца и вместо столовой везли бы на дачу толстую тещу или лечили кота от блох или… Черт его знает, мы совсем не знакомы с женатой жизнью и блохами, но думаем, что женщины и коты способны толкнуть на какое угодно безумство.
 
Размышляли над тайной поговорки «Рыбка воды просит» и между прочим думали, а не прикнокать ли нам райтера. Просто так. Такие убийства туго раскрываются, а если провернуть это достаточно литературно, то и вовсе не раскрываются. Казнить на столовской площади или, собрав ватагу заговорщиков, затыкать его короткими римскими мечами. Но неизвестно, решится ли сегодня выйти райтер. Он с некоторых пор стал суеверен, оставив мненье прежнее свое о снах и всяких предзнаменованьях. Услышав предсказания авгуров, в столовую он не придет, быть может. Так. И не читать Шекспировские трагедии на ночь. На ночь нужно читать что-нибудь простенькое: рецепты блюд английской кухни или телефонный справочник. А от Шекспира в русском переводе нас что-то прет и уклоняет в большевизм.
 
Сами не заметили, как вышли на старую столовскую площадь. Там был райтер в батистовой рубашке, выпущенной из брюк, до самых колен, на вороте которой лежали его русые кудри. Слева от него стоял здоровяк в красной полумаске и длинных рыжих усах, растущих по всему лицу, перед которым на элегантных козлах находился черный топор с большим клеймом «Сделано в таборе». Справа стоял директор в судейском парике и огромном пенсне на носу. Мы огляделись, заняли место в зрительном зале, безуспешно поискали на полу программку и достали лорнет.
— Как полагаете, у райтера в ухе настоящий бриллиант?
— Ш-ш-ш!
— Смотрится, как настоящий…
— Ш-ш-ш!!!
 
Райтер: Вы так разоделись, будто намерены разделывать говяжью тушу, но я не вижу ее здесь.
Директор: Тот, кому нужно, усмотрит себе тушу.
Р.: Загадками говорите. Иль вы собрались тут, чтобы продать цыганский мне топор? Дурацкая затея, сразу говорю.
Д.: Топор здесь по другой причине. Завхоз в столовой замещает должность палача…
 
Завхоз переминается с ноги на ногу и не знает куда девать руки.
 
Р.: Позвольте-ка. Палач, топор и я, тот, что любим так всеми… Не вижу связи, хоть убейте.
Д.: Возможно, позже. К тебе давно уж есть вопросы.
Р.: Предлагайте.
Д.: Во-первых, клиентов стало меньше оттого, что убедил ты всех, что мы — галлюцинация, мираж и русская народная потешка. Вот и сейчас ты обращаешь совещанье в пиессу, в буффонаду, в фарс. В то время как мы — предприятье общепита: имеем ИНН, налоги платим и создаем рабочие места. А во-вторых, ты вместо «е» упорно выговариваешь «ѣ», вводя в соблазн и посевая смуту. И в-третьих, постоянно намекаешь, что власти вороваты и темны, прозрачности взыскуешь и вменяешь в вину им то, в чем лишь они вольны. Ты отнял аппетит у патриотов, ценителей советской старины.
Р.: Да я польстить хотел, вѣдь, похваляя пирожника, мы говорим о пирогах, а ободрить сапожника желая, заводим речь всегда о башмаках. И как же расхвалить нам власти, не поминая главный их талант, который не зарыт, но плодоносит сам-сто, сам-двадцать и сам-пятьдесят? Помилуй, рыбка воду просит, ей не подходят только ил и тина. К тому же я пишу и про котов, всем вроде нравится, припомни…  
Завхоз (не зная куда девать руки): Вот скотина!
 
— А? – встрепенулись мы от дремоты. — Что он только что? Про рыбку как будто сказал?
— Ш-ш-ш!!!
 
Д.: Да, про котов я помню. Вот и пиши про них, они любезны свету.
З.: И это все? Как тяжко палачу в столовой и как вольно поэту.
Р. (уходя за кулисы, снимая кучерявый парик и стирая грим ватным шариком): Вроде обошлось на этот раз. Ну что за бизнес, елки-моталки, что за чертов бизнес?
 
— Чем кончилось-то? — окончательно пришли мы в себя.
— А шут знает. Как всегда — все живы. Пожалуйте в буфет, сейчас акцию подавать будут.
 
Акция: борщ 20 рублей и макароны по-домашнему 48 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
IMG__20150802__093139.jpg95b592c6398a0b0d71f21fd992753b91_makarony_po_flotsky_depositphotos_49105957.jpg



Новости 02.02.2018 10:19

Спешим поделиться радостью. Наконец-то все, что раньше мы прозревали гадательно, как через тусклое стекло, начинает обретать плоть. Райтер вообще думал, что никаких скреп не существует, а есть только безглуздые плоды досугов Неназываемого.
 
— Такой помѣстительный ротъ нужно же къ дѣлу пристраивать, а положенiе нашего архонта таково, что если онъ станетъ только поглощать, то народы заскучают и сдѣлаются несчастны. Стало быть, время отъ времени необходимо нѣчто отрыгивать. Отсюда скрѣпы и явились. Смысла тутъ доискиваться не нужно, это просто косвенныя послѣдствiя пищеварительнаго процесса, только и всего.
 
Директор же в скрепы веровал всегда, но думал, что они ограничиваются употреблением салата «Столичный» на рассвете последней недели Рождественского поста, предпочтением водки другим напиткам, омытием грехов в проруби и матерным языком.
— Языками ангельскими не все говорят, а этот язык знаком всем. Во всяком случае, все его понимают.
— Тоже мнѣ языкъ, — ворчал привередливый райтер, — сплошные префиксы съ суффиксами и три-четыре сомнительныхъ корня.
— Однако же сынов отечества скрепляет, при том что врагов слабит. Вот и будет с тебя.  
 
И вот оказалося, что скрепы есть (и это камень в огород райтера) и не желают пребывать в границах переедания, алкоголизма и язычества (а это — в огород директора). Теперь были подняты исконные, почерпнутые из самых глубин отечественных выгребных ям и залегающие, кажется, даже ниже матерных корней.
— Это уже что-то прямо хтоническое, — прошептал райтер, — а пахнетъ еще хуже. Даже хуже, чѣмъ твоя маринованная редиска.
— Это с непривычки, — белыми губами прохрипел директор, — нужно только принюхаться и пойдет как по маслу.
 
А радость состоит в том, что эта книжка было написана в соавторстве с нашим медным тазом. Не зря завхоз говорил, что рано или поздно он на всю Россию прогремит.
PS:Так заболтались, что самую радость-то и забыли: https://snob.ru/selected/entry/133868



Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] 8 [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ]
Адрес:
г. Астрахань ул.Брестская, 9а. 
GPS: N 46°19.48' E 48°1.7',ул. Кирова, д. 40/1,координаты GPS: N46.343317, E48.037566