Поиск по сайту:
Акции

Разнообразный и богатый опыт укрепление и развитие структуры требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач. С другой стороны рамки и место обучения кадров требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач.

Опрос
Время проведенное нашим клиентом в очереди не более 6 минут. Вы согласны с этим утверждением?
Да
Нет

Новости

Акция 06.01.2020 10:31

Акция: суп борщ 36  рублей, плов из говядины 24 рубля за 100 грамм. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300  Яндекс карты Гугл карты

whatsapp_image_2019-10-14_at_120503.jpg img__20160331__101354.jpg




Акция 30.12.2019 10:08

Пить обычно начинают тридцать первого декабря. Это связано с каким-то сложным ритуалом проводов старого года, что-то там такое с торжественно-рефлекторным, что ли, мышечным актом или же с рефлекторно-торжественным — тут надобно уточнять. Тридцатого же сохраняют подчеркнутую трезвость и ходят из угла в угол, заложивши руки за спину и критически поглядывая на бутылки, которые тоже поглядывают в ответ и тихонько шипят всякий оскорбительный вздор. Умные жены в этот день стараются сохранять позицию между бутылками и их оппонентом, поэтому все движения в доме происходят до того плавно и синхронно, что сторонний наблюдатель обыкновенно находит в этом доказательства семейной синергии и всеобщего одурения.

— Не поглядывай, не поглядывай, — приговаривает жена, крадучись передвигаясь параллельно мужу, как китайский гимнаст, — ишь, поглядывает он.

— Они первые начали, — исступленно шепчет муж, — ты уж, пожалуйста, будь внимательна, а то я ведь кинуться могу, чувствую в себе такие силы.

— И даже не сомневайся, тут же сковородой схлопочешь.

 

Шутки шутками, а один наш знакомый однажды схлопотал. Было это тридцать лет назад, когда ради покупки тефлоновой сковороды нужно было продавать душу дьяволу. Он потом всех замучил своим жалостливым рассказом:

— Я ей тефлоновую сковородку достал, а она меня же этой тефалью по голове.

Создавалось впечатление, что, во-первых, его жена ни о чем так не мечтала, как об этой сковороде, что, во-вторых, он не только продал бессмертную душу, но и рисковал самым телом, приобретая ее, и, наконец, в-третьих, что жена его оказалась до того неблагодарна, спесива и лукава, что немедленно направила этот прибор против родного мужа, благодетеля, милостивца, радетеля и родителя ее детей, которых без него ей бы пришлось выкрадывать в других семействах или выпрашивать разные порочные экземпляры где-нибудь в сомнительных местах. На самом же деле жена мечтала о шубе, кооперативной квартире и автомобиле «Москвич», потому что была благоразумна и предоставляла мечты об автомобиле «Волга» другим, более, что ли, супружеским женам. Душа его была давным-давно не продана даже, а подарена, что давало ему надежду когда-нибудь отсудить ее обратно, а телом он и так рисковал ежечасно, просто реализуя принцип демократического централизма или чего-то подобного, что обязаны были реализовывать все рожденные в эсэсэсэре. И, самое главное, между моментом вручения сковороды и приложением ее к его голове прошел довольно значительный промежуток времени, за который он успел совершить ряд преступлений и злодейств, которые, если бы он взялся за подробный рассказ, всякого бы убедили, что поделом вору и мука.

 

Словом, не об чем было бы и писать сегодня, если бы не наиболее мрачно настроенные поклонники Абаддона и всех последствий его проделок, которые в этот день пьют в воспоминание рождения СССР. Мы бы сказали, что празднуют, если бы, чем бы эти господа ни занимались, не несло на себе вечную печать гностической истерики и пафосной банальности. Нет, сегодня они просто пьют, как и в любой другой день, но в одиночестве. Раньше пили в окружении семейства, но при этом так донимали домашних требованием маршировать под музыку, говорить звонкими голосами и дудеть в горн, что теперь домашние в этот день уходят скитаться. Их можно легко увидеть, если отправиться тридцатого декабря на железнодорожный вокзал. Они там сидят, несчастные, на каких-то грязноватых тюках и бессмысленно смотрят вдаль. Приблизившись, можно даже услышать их переговоры:

— … и я, конечно, не утверждаю, что убийством решается любая проблема, но вот эта конкретная, как кажется…

— … нет, ну есть и безболезненные яды …

— … давайте-ка лучше к болезненным, почем, например, самый болезненный? …

 

Вообще-то, это было в своем роде удивительное государство. То есть это было только государство, которое даже не являлось страной. Все было государственным, поэтому государственная власть распространялась решительно на все. При таких возможностях они могли бы запросто запретить похмелье, что было бы выгодно всем, или хотя бы метеоризм, что было бы выгодно присным престарелых ветеранов партии и правительства. Но они придумали воспретить торговлю. Говорят, что сначала хотели запретить вообще все естественные отправления, для облегчения предъявления обвинений, но, проведя испытания на закрытом пленарном заседании, решили пока погодить, потому что выжил только тот счастливчик, которому была строго-настрого запрещена дефекация. Он продержался дольше всех, а в конце концов просто обделался и был унесен в институт Склифосовского для лечения. Собственно, он, как и все испытуемые, сделал бы это сразу, но не был готов физиологически. Впоследствии он был награжден орденом Трудового Красного Знамени и, выйдя на пенсию, некоторое время поучал молодежь, но потом ему воспретили поучать, так как он слишком прямолинейно рассказывал о своих подвигах и, к тому же, употреблял в отношении получения правительственной награды слово «уср*ться». Другие орденоносцы, собственно, рассказывали то же самое, но умели делать это иносказательно, приточно, так, что всем становилось ясно, что брешут, а это и теперь ставится в заслугу, тогда же без того, чтобы не пробрехаться, иногда и выжить было мудрено.

 

В Столовой №100 предпочитают более обывательское времяпрепровождение, но мы, впрочем, являясь известными подпевалами и хлебопродавцами, спешим поздравить всех любителей шаровой краски, натянутых жил, заплеванных тротуаров и прочего советского и в утешение хотим напомнить, что теперешняя РФ — это, конечно, не окончание СССР, это его суффикс. Уменьшительно-ласкательный. В конце концов не такая уж большая разница в том, что раньше чекисты и их партийные товарищи управляли отобранной у частных лиц собственностью, а теперь ею владеют. Это, безусловно, обидно, и многие шумят и потрясают кулаками с криком «Завладели!» и проч., но ведь и управляют же, нельзя сказать, что свалили в чулан и забыли.

 

Не успели мы это написать, как почтовица принесла нам весть вполне в советском духе. Советские чиновники вообще всегда находили удовольствие в том, чтобы заставлять бледнеть приличных людей.

https://www.ferra.ru/news/techlife/eksperty-nato-predskazali-aviaudar-rossii-po-tule-20-12-2019.htm?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews

Мы согласны, что Тула к РФ имеет косвенное отношение и давно напрашивалась. Да мы и сами, конечно, не раз в сердцах говорили, что Тулу нужно разбомбить, потому что уж больно они зазнались с этими своими самоварами и небывалыми пряниками, но никак не ожидали, что до этого действительно дойдет. И тут же нам стало жаль и самовара, и пряника, а над туляками мы до того восскорбели, что директор велел посвятить им сегодняшнюю акцию и предоставить скидку в десять процентов всякому, кто сможет предъявить паспорт с тульской пропиской, представить троих не связанных родством или клятвами свидетелей и оплатить их обед.

 

Завхоз, правда, попытался вырвать у туляков это последнее утешение и насплетничал, что как раз из Тулы прибыла та самая змея подколодная, которая вторглась в семью Петросянов и разбила ее, уведя Евгения Петросяна и пренебрежительно оставив его жену по фамилии Степаненко на том месте, где она и была. И сделала она это специально, для того чтобы подорвать и ослабить народного любимца, который хотя и носит пока титул скрепки, но может стать и полноценной скрепой по тому же принципу, по которому простая сосулька делается сосулей, если только на нее изливается возвеличивающий государственный луч. Но тут неожиданно вступились посудницы:

— Петросян — великий хохотун, ему искра нужна, а эта ваша Степаненка нарежется корвалола, ляжет на диван и на погоду охает.

— Он ей сто раз говорил, ты мне, мол, дай творчество, неистовость и искрометность, а она на это максимум приклеит красный нос и рыжим париком накроется. Да и то, последнее время все больше халтурила. Люди врать не будут.

— Да почему же это не будут? — ошарашенно спросил завхоз, но его проигнорировали.

 

Поэтому акцию мы посвящаем Туле. Говорят, что бомбить вас будут какими-то кабаллистическими или каннибаллистическими ракетами. То есть будет скучно и больно. Пришлите нам побольше пряников, ну и не унывайте прежде времени. Наверняка они промажут и разбомбят какой-нибудь другой город.

акция: суп гороховый 17 рублей и плов из курицы 23 рубля за 100 грамм. Пряники высылать по адресу г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а

whatsapp_image_2019-12-02_at_095615.jpg plov_s_kuritsey.jpg

 




Акция 23.12.2019 11:21

Когда райтера провозгласили национальным писателем Столовой №100, он думал, что отныне будет проводить жизнь, свойственную всем национальным достояниям, то есть станет выходить к позднему завтраку в пижаме с приколотым к лацкану орденом, мило капризничать, принимать восторженные депутации и дирижировать народными хорами, демонстрировать безукоризненный вкус и слегка эпатировать безобидным чудачеством, пылко жениться и грациозно разводиться, целомудренно прячась от папарацци, а потом напишет духовное завещание, в нетерпении опубликует его и будет наблюдать, как компатриоты усыпают свои головы пеплом. Он уже даже начал было хлопотать о покупке белого слона в рамках легкого эпатажа, но в действительности оказалось, что быть столовским перламутром означает не только нести на себе ответственность за добронравие молодежи и безмятежность старичков, на что райтер охотно соглашался, но в основном писать к понедельнику записочки, способные возбудить аппетит.

Нести ответственность у него получалось хорошо. Со стороны было даже вовсе и не заметно, как у него это так ловко выходит, а когда в комментариях появлялся вдруг явно злонравный младенец или мятежный старичок, он просил его извинить и уходил неведомо куда, возвращаясь только с восстановлением нравов. Что же касается записочек, то тут райтер так обиделся, что нарочно начал писать совсем неаппетитно, но, к его (да и нашему) удивлению, это, наоборот, породило людей, которые после прочтения начинали уверять, что в них отверзлась яма, они поели уже все вокруг и теперь власти города и родственники снаряжают их в Столовую №100, чтобы там, среди котлет и салата, они утоляли свой немыслимый глад. К тому же писать нужно непременно к каждому понедельнику, поэтому всякие разговоры о погодных переменах, о самочувствии и даже о самом вдохновении в Столовой №100 никто вести не желает.

Да и что можно написать в столовой? Даже скучнейший жулик Руссо писал в le Procope, не говоря уже о более удачных проектах, которые создавались в la Rotonde, café de Flore или в le Dome. В крайнем случае оттуда всегда можно было отправиться в Бют-Шомон и спрыгнуть со специально для этой цели построенного моста. Но в Столовой №100 нет даже этой грубоватой услуги: просто изволь сидеть и таращиться в стену, перебирая в уме разные слова. Директор вообще настаивает на том, что нужно писать правду, и райтер иногда действительно отправляется на ее поиски, предварительно надев нарочные лыковые туфли, но видит только странных людей в вязанных штанах, блуждающих в выморочном в юридическом и обиходном смысле пейзаже, склеванные серые стены и заплеванные тротуары. Директор сразу поправляется, что имел в виду не это, а что-нибудь вроде блистательной истории про то, как благородный полицейский полковник ловит вороватого злодея, а злодей уклоняется, разводит коррупцию и устраивает зловещие совещания. Или про пылкого чекиста, который свою сестренку Лиду никому не даст в обиду и попутно с успехом монополизирует право на всяческое насилие.

— В телевизоре очень подробно эти сюжеты освещаются. Население в восторге.

— Это правда, — гулко вторит медный таз.

Поэтому выбор невелик: или изложение тоскливой брехни из телевизора, которые правда, или сочинение сказок, которые, в сущности брехня.

Мы сообщаем об этом, чтобы как-то оправдаться за позорные райтеровы сочинения или, если этого ожидать не приходится, то хотя бы извиниться.

                                                                       Бревно-пугалка.

                                                                             очеркъ

Водопроводчика можно легко замѣтить по форменному плащу, шляпѣ съ пѣтушьими перьями и тяжелой рапирѣ на кожаной перевязи. Онъ занятъ тѣмъ, что погружается въ земныя нѣдра и, становясь невидимымъ для глазъ, бьется тамъ съ невѣдомымъ врагомъ, иногда испуская наружу приглушенные побѣдные крики и фонтанчики кипучихъ жидкостей. Онъ могучъ и отваженъ, но при этомъ благоразуменъ и всегда уважаетъ своихъ подземныхъ оппонентовъ, спускаясь къ нимъ только въ полномъ вооруженiи. Пока онъ занятъ своими подвигами, надъ его головой проносятся автомобили и ходятъ люди въ вязанныхъ штанахъ, если дѣло происходитъ зимой, или же вовсе безъ штановъ, если лѣтомъ. Водопроводчикъ совсѣмъ ихъ не уважаетъ, но боится до икоты, потому что онѣ могутъ запросто упасть къ нему внизъ со страшнымъ крикомъ и надѣлать бѣдъ. Лѣтомъ онъ опасается, что прилетѣвшiй сверху человѣкъ можетъ въ концѣ концовъ сломать ему шею, а зимой, что кошмарныя вязанныя штаны попадутъ ему въ дыхательные пути и задушатъ или отравятъ, въ зависимости отъ того, произойдетъ ли это въ началѣ или въ концѣ зимы. Автомобилей же онъ боится и зимой, и лѣтомъ. Поэтому водопроводчикъ вынужденъ заниматься домашней магiей. Онъ беретъ бревно, опутываетъ его разноцвѣтной и липкой лентой, а сверху придѣлываетъ мебельную ручку, инкрустированную фальшивыми бриллiантами и вензелями. Эту штуку онъ ставитъ передъ дырой въ землѣ въ надеждѣ, что она отпугнетъ автомобилистовъ и пѣшеходовъ. Интересно, что часто она наоборотъ привлекаетъ ихъ вниманiе, но въ результатѣ все равно служитъ водопроводной безопасности, потому что отвлекаетъ отъ желанiя ухнуть внизъ, но заставляетъ, взявши за инкрустированную ручку, унести ея для украшенiя своего жилища, которое мы никогда не видѣли, но можемъ себѣ представить это роскошное мѣсто.

 

Директор несколько раз перечитал очерк, а потом велел не оплачивать белого слона, когда тот придет на почту, но сказать, что он не подошел по размеру.

Акция: суп грибной 32 рубля, гуляш из говядины 103 рубля и картофельное пюре 28 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300  Яндекс карты Гугл карты

IMG__20160314__100051.jpg IMG__20150830__100409.jpgwhatsapp_image_2019-12-23_at_122946.jpg




Акция 16.12.2019 10:45

«Се начнемъ повѣсть сiю. По потопѣ бо сынове Ноеви раздѣлиша земьлю: Симъ, Хамъ, Афетъ». Вот как мы хотели начать сегодняшнюю записочку и уже надели для этой цели старый подрясник и теплую шерстяную скуфейку, но райтер сказал, что для того, чтобы войти в историю литературы в скуфейке и подряснике, нужно предварительно всю жизнь есть тюрю из ржаного хлеба, редьки и кваса, подпалить бороду на свечке, уметь отличить зинзубель от зипуна и вообще выделывать самые удивительные кренделя в этом духе.
— Да и при всемъ томъ форматъ нашъ не позволитъ канителиться ажъ отъ Ноевыхъ сыновъ. Онъ не резиновый, я провѣрялъ.
Поэтому нам придется опустить предысторию и начать с более верифицируемых времен. Было так, что Столовая №100 разведала новые земли и учредила на них филиал. Добираться до филиала нужно долго вглядываясь в даль и ощущая на лице соленые брызги, что в общем-то удивительно, потому что весь путь проделывается на автомобиле, и откуда там берутся брызги — остается страшноватой тайной. Директор каждый раз дивится этому обстоятельству и пробует спрашивать райтера, но тот только лежит в трюме и стонет, страдая от морской болезни, что, конечно, тоже странно, ведь трюма, собственно, нет, да и райтер предпочитает в филиал не ездить. Впервые оказавшись в тех диких местах, директор водрузил знамя и объявил все видимое пространство собственностью Столовой №100, поселил колонистов, которых вернее будет называть колонисткой, потому что она была одна и в графе «пол» всегда обводила кружочком букву «ж», и разработал для нее, стало быть, хитрую налоговую систему, суть которой была в том, что вся выручка без остатка отвозилась в головной офис, складывалась там и использовалась в дальнейшем для того, чтобы чахнуть над ней или же употреблять как-то иначе, как в голову взбредет.
Колонистка поначалу торговала с местными жителями, прививала им культуру ядения из тарелок и воскуряла перед директорским изваянием вонючие палочки, но потом стала присылать в метрополию все меньше денег, так что однажды, когда директор пошел почахнуть над своими богатствами, то обнаружил только дикое письмо, в котором утверждалось, что «нет представительства — нет налогов», «идите лесом», «самим мало», «чай у вас дорогой» и прочее возмутительное. На его № от следующего числа, в котором он стыдил колонистку и ставил ей на вид, что Столовая №100 защищает ее от налоговой инспекции, санэпидстанции и других мировых хищников, был получен ответ, что это — наша святая обязанность, а потом повторялся весь вздор из первого письма. Тогда директор завел автомобиль и, вглядываясь в даль, поехал в филиал, по пути глотая соленые брызги. Он застал колонистку за чаепитием, с раскрашенным помадой и тушью как у индейца лицом, и тут же стал метать в нее громы и молнии, а она, совершенно одичав от одиночества, демонстративно развернула его истукан ликом в угол, а самому директору вылила на голову остатки чая из своей чашки. И когда он ехал назад, то не только ведался с брызгами, но и ощущал обидные чайные струйки на спине.
Ситуация была идиотская и совершенно новая, поэтому первым делом директор стал выведывать у райтера, были ли в истории народов подобные анекдоты и если были, то как надлежит в этом случае поступать.
— Какъ же, — сказал райтер, — въ точности такое же событiе произошло въ тысяча семьсотъ семьдесятъ третьемъ году въ Бостонѣ. Бостонское чаепитiе называется и празднуется какъ разъ шестнадцатаго декабря.
— И чем там все кончилось?
— Собственно, еще не кончилось, но уже, въ качествѣ промежуточнаго итога, мы имѣемъ МакДоналдсъ.
— Да будет проклят он во веки веков, — машинально забубнил завхоз.
— Вот ужас! — закричал директор. — Бостонское чаепитие! А потом война! А потом какой-нибудь скачущий Пол Ревир и в конце концов МакДоналдс.
Но, нужно отдать должное директорскому здравомыслию, он не долго сокрушался и пугался теней американской революции, а просто уволил негодную колонистку к чертям собачим. К тому же, Бостонское чаепитие имело и несомненно хорошие последствия. Так, например, в ознаменование сто семьдесят шестой годовщины на свет родился Билли Гиббонс, а сегодня ему исполнилось семьдесят лет.
И сегодня же празднуется День независимости Казахстана. Там тоже не обошлось без чаепития, и сегодня опять будут дуть чай, а это говорит о том, что лет через сто пятьдесят в Казахстане может запросто родиться кто-нибудь вроде Гиббонса. Пока же придется удовлетворяться певцами, пригодными только для внутреннего употребления, такими, как Курмангазы, который записывал свои произведения просто и без хитростей: «Трынди-брынди, трынди-брынди, fine. Трынди брынди d.c. al fine».
А акцию сегодня мы посвящаем все-таки Билли Гиббонсу. Всем обладателям бород, где бы они у них ни произрастали, обещаем скидку, если они пообещают предъявить дисконтную карту.
Акция: рассольник 36 рублей, шницель куриный 52 рубля и на гарнир рис с овощами 36 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300 Яндекс карты  Гугл карты

 И вот вам годная песня.

rassolnik.jpg img__20160325__142954.jpg IMG__20151219__090133.jpg




Акция 09.12.2019 11:03

Сегодня празднуется День коррупции, и завхозу было поручено изловить райтера и заставить его прочесть на планерке доклад. Что-нибудь вроде «Коррупция: вред и польза». Но райтер в последний момент бессовестно растворился в воздухе. По словам самого завхоза, он был уже схвачен и помещен в тесные объятия, но потом вдруг утратил плотность, рассыпался на атомы, молекулы с прочей трухой и исчез. Завхоз еще некоторое время шарил руками в воздухе, а потом из адских глубин призвал порочного демона Максвелла, с которым, кажется, состоит в родстве. Демон немедленно раскомандовался, поделил комнату на две равные части, с деловым видом носился из одной половины в другую, на кого-то покрикивая и сердясь, и наконец произвел двух маленьких райтеров, один из которых умел только лежа подыхать от любви ко всему сущему и жаловаться на повышенную температуру, другой же был так холоден, энергичен и зол, что даже проклятый демон ощутил какое-то покалывание в макушке, а потом с ужасом увидел, что этот синий и мелкий райтер, шипя и высунув кончик раздвоенного языка, колет его чем-то колючим в самое темя. И вроде бы обычное дело, наподобие истории с Crocodylus niloticus, которых на самом деле два. То есть один все-таки более сукус, однако оба клацали зубами под одной вывеской. Всех это событие здорово ошеломило. Особенно, конечно, демона Максвелла, потому что завхоз только стоял в сторонке и шевелил волосами, а демону яростно тыкали в темя. И, главное-то дело, зачем тыкали? Чего этот жуткий говиндообразный райтер хотел в результате добиться и чего непременно добился бы, судя по напористости, с какой орудовал своей ужасной колючкой.

— Вот, дамы и господа, предположительный ответ на этот вопрос привел к тому, что ум обладающего беспокойным воображением демона зашел за разум, и он стал метаться и ходить колесом.

— Вот ведь кошмар-то! — сказал директор. — И где они теперь? Господи, они что, в соседней комнате? Боже мой, они в торговом зале!

— Нет, нет, — успокоил завхоз, — демон сбежал, а райтеры после этого опять перепутались и исчезли.

Поэтому доклад делал медный таз, по этому случаю начищенный и взятый на поводок. Он гудел почти целый час и сумел всех запутать. С одной стороны, выходило, что вся какая ни есть мировая коррупция зародилась в Западной Европе, с кораблями отцов-пилигримов достигла Северной Америки и пустила корни и там, замешавшись между семенами в качестве плевел, а восточноевропейские уделы были свободны, дородны и счастливы. С другой же, неоспоримо доказывалось, что в РФ коррупция приносит пользу, взбадривает экономику, вскармливает младенцев, утешает старцев, приятна для глаз и вожделенна. Потом сказал, что кремлевская сходка считает коррупцию достойной уничтожения, а сразу вслед за этим, что с ее искоренением род человеческий прекратится. В заключение он рекомендовал прекратить позорно называть взятку взяткой, а именовать «просфорой» и внес еще одну путаницу, сказав о процветании коррупции в Российской Империи, и в то же самое время напугал всех тем, что когда оная была в России побеждена, то раздосадованный народ тут же сделал революцию и восстановил статус-кво. После этого медный таз кивнул всем присутствующим и сел.

— Просфора — это хорошее слово, — сказал после некоторого замешательства отец Василий Лимпопов.

— Чем, интересно знать, он кивает? — пробормотал директор.

А мы в связи с этим вспомнили, как коррупция во время оно спасла Столовую №100 от кишечной палочки, которая готова была поглотить ее вместе с рожками и ножками. Дело было так. Нам позвонили из санэпидстанции и сказали, что намерены прийти, сделать смывы, а далее поступить с нами по результатам. Мы подготовились, намылили шеи сотрудников, усыпали все поверхности хлоркой, а завхоз, сверх того, еще и протерся спиртом, а потом подумал и наглотался остатками, поэтому даже на фоне блистательной столовой выделялся яркой точкой. Директор хотел пригласить еще духовой оркестр, но он пришел сам и даже принес с собой хлеб-соль из папье-маше. Потом мы разослали во все концы обсервационные отряды и принялись ожидать. Санэпидстанция пришла и стала долгим взглядом смотреть нам в глаза.

— Ну что же, — наконец сказала она, — мы пришли. Сейчас будем делать смывы.

— Извольте, — сказали мы.

— Хм. Сейчас пойдем и сделаем.

— С нетерпением этого ожидаем.

— Ну-с. Мы пошли. Сейчас сделаем и обнаружим кишечную палочку.

— Ну, это еще бабка надвое сказала, — бодро сказали мы.

— Обнаружим. Город у нас южный, поэтому даже не сомневайтесь.

— Мы, однако же, подготовились, все хлоркой усыпали, — не очень уверенно сказали мы.

— Это все равно. Здешняя палочка такая матерая, что это ей нипочем. Одна даже на спор съела однажды пару ложек — и ничего, сейчас служит в МВД и на хорошем счету.

— Боже мой, — совершенно уже растерялись мы, — но, может быть, есть способ от этого как-нибудь избавиться?

— Никак.

Мы понурили головы и приготовились к худшему.

— Что же, — сказала санэпидстанция, — нечего долго разговаривать, мы пошли.

— Идите, — белыми губами сказали мы.

— Да вы понимаете ли, что если мы пойдем, то тут же найдем кишечную палочку, которая резвится там у вас повсюду?

— А нельзя ли это как-то предотвратить?

— Как же бы предотвратить? Мы, честно говоря, и путей таких не ведаем. Идем.

— Черт возьми, ну идите.

— Сейчас пойдем, найдем и придется вас закрыть.

— Ба! Но ведь МВД не закрыли?

Санэпидстанция посмотрела на нас с ласковым ужасом, как смотрят на буйных помешанных.

— А вы что предлагаете?

— Мы предлагаем пощадить нас.

— Хм. Как же это сделать?

— Мы не знаем, но веруем.

— Ну, видите ли. Ладно, сейчас Богу помолимся и пойдем делать смывы.

Этот разговор продолжался очень долго, и когда мы уже начали подавать признаки того, что с минуты на минуту начнем метаться и ходить колесом, вдруг пришло спасение. Никогда еще до этого мы с такой радостью не отдавали свои деньги. Всегда к этому примешивалась какая-нибудь поврежденность: то угрызения, то сожаления, то превозношения. А тут буквально левая рука не ведала, что творит правая, и мы удостоверились, что, быть может, и мы не безнадежны, и даже санэпидстанция не хотяй смерти грешнаго, но якоже обратитися и живу быти ему.

Директор вообще мечтает, чтобы был принят закон, по которому каждый гражданин РФ был бы обязан раз в год пообедать в Столовой №100 и получить об этом справку, без которой никуда, а потом погрязнуть в коррупции.

— Нельзя ли как-нибудь избавиться?

— А зачем? Вы попробуйте, у нас вкусно.

— О, не сомневаюсь, но я ведь с Сахалина прилетел, а тут такая очередь…

— Ну, что с вами делать…

А акция сегодня будет посвящена самой себе. Шеф говорит, что она этого достойна.

Акция: харчо 48 рублей, бефстроганов 52 рубля и гречка 26 рублей за порцию.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300 Яндекс карты Гугл карты

kharcho.jpg 1a1a22e2f8a4ff505dbcf99ec119f500.jpg IMG__20151212__104257.jpg




Акция 02.12.2019 11:02

Второго декабря закончил свою многотрудную, длинную и удивительно скучную жизнь просветитель, гуманист, философ и писатель Донасьен Альфонс Франсуа маркиз де Сад. Время тогда было простое, и чтобы прослыть философом и писателем, нужно было только немного писать, а философствовать в меру, не слишком поддаваясь интеллектуальным искушениям. Пользуясь своими деньгами и влиянием, де Сад мог бы попробовать сделать мир лучше или, по крайней мере, оставить его в том виде, в каком он был, но он начал свою карьеру просветителя с того, что выпорол какую-то незнакомую женщину и напугал ее до того, что она выскочила в окно, громко крича и привлекая к себе внимание. Тут он, нужно сказать, не был первопроходцем. Еще до него более скучный мыслитель по фамилии Руссо указывал на необходимость порки как неотъемлемой части просветительского дела. Маркиза усадили в тюрьму, но после уплаты штрафа выпустили на волю. С тех пор он совершенно изменился и более уже никогда не набрасывался на незнакомых женщин с кулаками и розгами. Так, освободившись из тюрьмы, он познакомился с четырьмя девицами и только после этого малость их поколотил, предварительно накормив обильно присыпанными сахарной пудрой жуками из семейства нарывников. Девицы, однако, гуманизма не поняли, а от жуков их так жестоко тошнило, что они заявили на маркиза в полицию и того снова арестовали. На этот раз ему пообещали отрубить голову, и де Сад так расстроился и перепугался, что убежал в Италию, из чего можно сделать вывод, что Италия в те времена была местом мрачным и приберегаемым на самый крайний случай. Там, однако, его тоже арестовали, и совершенно сбитому с толку маркизу пришлось бежать в свое имение, где он сидел целый год и так соскучился, что организовал похищение с просветительской целью трех крестьянок. Это дело уже и расследовать не стали, а прямо пошли к замку де Сада вызволять девиц. Тогда пылкий маркиз решил нанять себе просвещаемых в качестве служанок, но они все сбежали после первого же требования задрать подол, не успев даже взять в толк всю глубину гуманистической мысли. К тому же, хотя мода тогда была прихотливая, настаивающая на кружевах и шелке, но маркиз совершенно ею пренебрегал и предпочитал, чтобы все вокруг разгуливали в чем мать родила, как при каменном веке.

— Просто опускаются руки, — сказал маркиз, — бедная, бедная Франция.

После этого его арестовали в Париже, и дальнейшая его деятельность на просветительском поприще свелась к теоретизированию и фантазиям на тему задранных подолов, покуда он был постояльцем различных французских тюрем.

Во время революции его отпустили и он стал видным революционером, но потом якобинцы арестовали его и приговорили к смертной казни как аристократа. Не помогло даже то, что «маркиз» немного напоминало «марксист». Помог термидорианский переворот, но после него к власти пришли совершенно грубые люди, которые некоторое время выслушивали маркизовы байки, а потом вдруг брякнули:

— Да ведь это просто порнография какая-то!

— Что? – растерялся маркиз. – Да нет же, тут все дело в гуманизме и просвещении.

Но его уже не слушали, а снова усадили в тюрьму. Надо сказать, что если бы он писал побойчее и не избирал такие тоскливые сюжеты, то, быть может, ему простили бы и гуманизм, и просветительство, но он, как на грех, делал это очень скучно и писателем был откровенно паршивым. В тюрьме злодеи и подонки общества стали жаловаться, что неуемный маркиз их развращает, и что если их от него не избавят, то многие могут пасть, потому что и без его занудства уже стоят в шаге от самого банального разврата. Поэтому де Сада перевели в дом для умалишенных, где он и умер. Мир праху твоему, неуемный просветитель.

Интересно, что в Столовой №100 никто не читал сочинений де Сада. Завхоз только однажды, в поисках новых ощущений, начал было читать, удобно расположившись, но так в результате расстроился, что на некоторое время даже стал прихожанином ближайшей церкви. Остальные же оказались не любопытны, и мы утверждаем, что именно этому нелюбопытству мы обязаны здоровым вкусом нашей стряпни и цветущим видом сотрудников.

А акцию сегодня мы посвящаем национальному («нацианальному», как сказал бы де Сад) дню шлепанцев в Новой Зеландии. Всем, кто придет сегодня к нам в шлепанцах, гарантируем скидку не менее десяти процентов и самое искреннее сочувствие

Акция: суп гороховый 17 рублей, котлета по-домашнему 55 рублей и на гарнир рис 26 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, Яндекс карты ,Гугл карты

whatsapp_image_2019-12-02_at_095615.jpg whatsapp_image_2019-12-02_at_095518.jpg

 

 




Акция 25.11.2019 12:09

По народному календарю сегодня динамитов день, потому что именно двадцать пятого ноября был изобретен динамит. Сделал это Альфред Нобель, который родился в Стокгольме, в семье Эммануэля Нобеля, человека остроумного до такой степени, что один раз он даже изобрел фанеру, чем очень удивил всех своих домашних.

 

– Это был обычный, ничем не примечательный день, – рассказывала позднее жена Нобеля Андриетта. – Пообедал как всегда, спросил добавки. Что-то, сказал, телятина нынче как будто кажется подгоревшею. И вдруг, только что встал из-за стола, как изобрел фанеру.

– Ахти!

– И не говорите, как гром среди ясного неба, до сих пор в себя прийти не могу. Хорошо еще, что дома, а ну как если бы в гостях приключилось?

Этот случай так раззадорил Эммануэля, что он тут же потребовал кофе и сигар и уселся изобретать торпеду.

– Торпеду! – ахнула Андриетта. – Да что это хоть такое?

– Это, дорогая, в таком роде штукенция, кротко говоря, навроде фанеры, только, словом, дайте мне уже спокойно позаняться!

 

Торпеду ему, кажется, изобрести не удалось, и после этого он настрого наказал детям не жениться, если они, конечно, хотят заняться изобретательством. Альфред так и сделал: вместо того, чтобы бабиться с какой-нибудь дамочкой, он взялся путешествовать и попутно обдумывать разные изобретения. Однажды, заехав в Париж, он повстречал Асканио Собреро, который, в свою очередь, недавно изобрел нитроглицерин и поэтому пользовался обгоревшим платьем и ходил, нервно озираясь, с опаленными бровями и бородой. Вообще, к тому времени были изобретены только всякие пустяки, и любой мог спокойно брать и выдумывать все, что душе угодно, не опасаясь обвинений в заимствовании или в прочем обидном, а «Диссернет» тогда влачил жалкое существование и был всеми презираем, примерно, впрочем, как и теперь, но только сильнее. Да что там долго говорить: время было такое, что можно было запросто изобрести велосипед, никто бы и ухом не повел, и люди, ошалев от безнаказанности, выдумывали все подряд, как нанятые.

 

Асканио Собреро, нужно сказать, в этом деле несколько не повезло. Не так, конечно, как мадам Кюри, но тоже в своем роде. Он, на свою голову, вместо того, чтобы сочинить солнцезащитные очки или шариковую ручку, придумал нитроглицерин и обнаружил, что тот взрывается, как шахид, по любому поводу. А ведь поначалу Собреро обрадовался и напек целую кучу этой шайтанской отравы. Вообразите же, какой скандал творился у него на квартире! Бедный Асканио в собственном доме принужден был ходить на цыпочках, велел не зажигать огня и довел себя до того, что падал в обморок от любого шороха. Едва познакомившись с Нобелем, он как раз грохнулся и минут пять лежал как мертвый, а потом еще столько же притворялся, косясь глазами по сторонам и тревожно принюхиваясь. Он умолял не приближаться к нитроглицерину и не трогать его ни при каких обстоятельствах.

– Взорветесь, – делая страшные глаза, твердил Собреро. – Если уж у меня, природного итальянца, уже пиджак дымится, то от вас, петербуржского скандинава, и мокрого места не останется.

 

Сначала Нобель подумал, что чем-то внушил к себе симпатию, но позднее выяснилось, что добрый старик Асканио каждому новому знакомому говорил одно и то же, а так как все время выслушивать кошмарные предостережения и вдыхать запах горелого пиджака многим казалось скучным и даже оскорбительным, то постепенно растерял друзей и знакомства и умер в тиши Италии своей от старости и от страха.

 

Однако храбрый Альфред Нобель не испугался, стал подмешивать к нитроглицерину всякие пакости и двадцать пятого ноября получил динамит, то есть вещество, которое взрывалось не по собственной воле, а только тогда, когда это было зачем-нибудь нужно. Из-за этого Нобеля не любили. То есть в глаза этого никто не высказывал, а наоборот, поздравляли, знакомили со своими дочками и перехватывали без отдачи, но однажды, когда кто-то распустил слухи о его смерти, высказали. Называли кровавым злодеем и торговцем смертью, причем среди надрывавшихся нашлось несколько торговцев кухонными приборами, от которых погибли почти все когда-либо погибшие люди. Когда Нобель вышел, всем, конечно, стало неудобно.

– Ой, – сказали, – а мы думали, что вы того, хе-хе. – Но он все равно расстроился.

– У меня, между прочим, триста пятьдесят пять патентов. Чего вы к этому динамиту привязались?

– Да говорим же, думали того. Где этот дурак языкастый? Это все он, сказал, что вы умерли, дай вам Бог здоровья. Пойду жене расскажу. Эдакий смешной анекдот.

 

После этого случая Нобель решил остаться в памяти человечества бескорыстным убийцей и отдал свои деньги на учреждение премии для физиков, химиков, литераторов, медиков и проходимцев. По поводу последних у Нобеля вышло много споров, но его все-таки убедили, что и проходимцев тоже нужно помечать для вразумления молодых поколений.

– Вот же черт, – сказал Нобель перед смертью.

 

В Столовой № 100 считают, что можно было и не тратить такие деньжищи. Ведь нет лучшего способа для острастки агрессора, как наличие у тебя в кармане динамита и умение им швыряться. Сколько раз агрессор падал в бессильных слезах на грудь своей тетки, потому что матери у него нет и не было никогда, и всхлипывал:

– Они, тетенька, опять в меня динамитными шашками кидаются. Ей-богу, я удавлюсь, тетенька.

– Что же поделать, дружочек, агрессоров никто не любит. Пум!

 

А акцию сегодня мы посвящаем Дню воздержания от насилия в отношении женщин. Мы считаем, что бить никого нельзя, и порицаем обычай некоторых яростных приверженцев этого праздника, у которых в этот день принято колотить детей и тщедушных, интеллигентного вида мужчин.

Акция: борщ 48 рублей, плов из говядины  24 рубля за 100 грамм. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 

whatsapp_image_2019-10-14_at_120503.jpg img__20160331__101354.jpg




Акция 18.11.2019 09:55

Сегодня друзьями и родственниками будет праздноваться день рождения Деда Мороза — этого румяного шайтана и наглого усвоителя родительских заслуг. Уставят стол селедками и усядутся пить водку. В общем, все как у всех. Потом станут курить на балконе, рассказывать возмутительные анекдоты, а под конец кто-нибудь захочет расцеловать чужую жену и повалит вешалку. Эти последние свершения могут сделать и два разных человека, но опыт дает верное удостоверение, что оба эти таланта вмещаются обычно в одном господине и распирают его изнутри, подговаривая на разные голоса:

— Целуй ее, целуй немедленно!

— Сначала вешалку опрокинь, а потом хоть на голове стой.

Наконец, когда бедняга уже не знает, что ему предпринять, он начинает вертеть руками, как китайский ветрогенератор, запечатлевает на лице какой-нибудь гражданки пахнущий луком и страстью поцелуй, а вешалка, как порядочная мебель, иногда и сама собой с глухим шумом обрушивается и лежит на полу, раскинув рукава и изображая жертву.

 

Про Деда Мороза рассказывают, что он был всегда и якобы одаривал золочеными греческими орехами еще князей Ольгу, Ингвара и Святослава, пытался придать педагогический смысл убийству сына Иоанном Грозным, позировал Андрею Рублеву, имел звание воеводы в отставке, всюду тряс своей бородой, и несут прочий подобный вздор. На самом деле это, конечно, все враки. Задолго до Д. Мороза его обязанности выполнял другой дед, который орудовал под рубрикой «Карачун», и выполнял удовлетворительно, хотя и имел некоторые недостатки, иногда почти несовместимые с профессией. Во-первых, он был несомненно вздорный, неопрятный и капризный старикан, который не только знал, что такое онучи, но и умел употреблять их наряду с другими подобными неведомыми штуками. А во-вторых, с сожалением нужно признать, что он ел детей. Макал их в таз с русской горчицей и ел. Неудивительно, что в те времена елочные карнавалы не пользовались популярностью.

 

В свободное время, не связанное с его чудовищной диетой, он любил бесцельно бродить по лесам и морозить все подряд. Во время одной из таких прогулок, в тысяча восемьсот сорок четвертом году, он был изловлен храбрым князем Владимиром Одоевским и некоторое время содержался в его петербургском доме в Мошковом переулке в качестве пленника. По приказу князя из бороды у него вычесали блох, остригли ногти и обрызгали с ног до головы духами, так как затащить его в баню не удалось. Поэтому большую часть времени, проведенную в Мошковом переулке, Карачун протяжно выл, сидя на корточках и периодически вертясь волчком. Ради смягчения его гнусного нрава перед ним с просветительской лекцией выступил сам Василий Андреевич Жуковский в бобровой шубе, потому что и его даже Карачун попытался заморозить.

— Итак, как вы имели случай удостовериться, поедание детей не только вредно с экономической точки зрения, но и совершенно неприемлемо эстетически, не говоря уже о той угрозе, которую этот обычай таит в себе для светского этикета, — закончил он свою речь.

— Да? Хорошо … тебе … так-то … после завтрака, — задиристо и нервно прогавкал Карачун.

— Ну так усвойте себе привычку завтракать, э-э-э, старина, — ответил в своей изысканной манере Василий Андреевич.

На это Карачун только дерзко взвыл, потрясая в воздухе корявыми кулаками.

 

Сам князь Владимир Федорович и посвященные друзья уже начали надеяться, что все эти меры смогут рано или поздно привести к полному испрямлению лукавых карачуновых путей, и в качестве увенчания здания планировали крещение во имя Отца и Сына и Святаго Духа, но злонравный Карачун, как только увидел входящего к нему для огласительной беседы батюшку, тут же неожиданно для всех превратился в селедочный хвост. Этот противный хвост носили потом в Академию наук, но так как сфера научных интересов тогдашних ученых была еще довольно далека от селедочных хвостов, то им пренебрегли совершенно и отдали академическому коту Ваське, франту в полосатой шубе.

 

Потом был другой елочный дед, о котором известны только более или менее достоверные версии. Так, по одной из них, это был небезызвестный полубес Переплут, оставшийся после лихого девятьсот восемьдесят восьмого без работы и подвизавшийся на посылках у разных чрезвычайно смертных ведьмаков, к которым он часто даже не успевал привыкнуть. Если бы не проснувшийся ни с того ни с сего интерес к столоверчению, то злосчастному Переплуту пришлось бы протянуть ноги. Впрочем, и столоверчение позволяло только едва сводить концы с концами. Этот дед, в отличие от своего предшественника, бороду стриг и умащивал, имел в гардеробе поношенное, но вполне приличное европейское платье, а на щеках — премилый старческий румянец. Ни о каком вытье и прочем подобном, конечно, не могло быть и речи. Держал он себя скромно, но с некоторым вкусом, не позволяя излишнего искательства, не докучая меркантильными просьбами, но исподволь давая понять, что, ежели что, он на многое способен. Во всяком случае, один глаз у него все время как-то неявно подмигивал, выдавая готовность потворствовать любым хозяйским причудам. Один раз в каком-то купеческом семействе его даже прямо спросили:

— Неужто любым?

— Любым, — просто ответил дед, но при этом сохранил такое выражение на лице, будто попросил пододвинуть сахарницу, а не согласился пуститься во все тяжкие.

 

Мирный и уживчивый нрав сделали возможным даже то, что его несколько раз приглашали ко двору Николая Павловича. Там он пытался строить из себя святого Николая по тем христианским лекалам, которые ему были известны, то есть подкатывал глаза, делал брови домиком, склонивши голову набок, и складывал руки таким образом, будто собирался нырнуть с мостков в речку. Однако когда к нему приступали с расспросами, то начинал врать, что ликийская Мира находится на северном полюсе, чем приводил всех в смущение. Поэтому лишних вопросов ему предпочитали не задавать. Если же речь заходила о святом крещении, то он отвечал уклончиво или пробовал отшутиться, но если дело приобретало угрожающий оборот, то предъявлял справку, выданную одной из протестантских деноминаций, где говорилось, что податель сего был крещен путем окунания и последующего возвращения на сушу. Сверху крупными буквами там было написано: «Справка выдана христианской церковью», подробности же были описаны мелко и требовали острого зрения. Вместе со справкой откуда-то из-за пазухи дед доставал кружевной окунальничек и капал на него послушною слезой.

 

В целом, этот дед считался довольно сомнительным персонажем. Подарки детям часто приносили ангелы, и дед жестоко ревновал, но вида старался не показывать и вообще сторонился скандала. Он даже немного сожалел, когда последний ангел покинул территорию советской России с последним пароходом из Крыма. Сам он остался, в надежде, что теперь, в отсутствие конкуренции, дела пойдут в гору, но жизнь его превратилась лишь в череду арестов, высылок и тому подобных сюрпризов. Говорят, что его полностью реабилитировали в тысяча девятьсот тридцать шестом году, но на самом деле его звезда закатилась окончательно в двадцать девятом, когда он, по одной версии, был расстрелян, по другой — умер в пересыльной тюрьме, а по третьей — перевоплотился в бога Вишну, до смерти напугав конвойных собачек. Костюм его и вифлеемскую звезду разместили в краеведческом музее между снятым с убитого архиерея облачением и серебром из какого-то зажиточного дома, а прочие вещи были разобраны нижними чекистскими чинами, которые пытались обменять окунальничек на водку, но не преуспели.

 

Современный Дед Мороз родился, как уверяет календарь, 18 ноября на фабрике по производству шестеренок, вступил в ВКП(б), некоторое время курировал обновленцев, а в 1936 году получил новое назначение, с которым справляется и по сей день. Тогда же, в тридцать шестом, ему была придана сотрудница того же ведомства под оперативным псевдонимом «Внучка». До начала шестидесятых они аккуратно по два раза в месяц писали друг на дружку доносы, но после их попросили делать это не так часто, и они повиновались. Внешне он напоминает киношного секретаря парткома, только с бородой. Сейчас ему как якобы законному владельцу вернули из музея костюм и звезду, но он предпочитает одеваться подороже и остается верен пентаграмме.

 

А акцию сегодня мы посвящаем годовщине открытия первой официальной линии голубиной почты во Франции. Голуби шикарно смотрелись в почтальонских мундирах, и хотя некоторые называли их в связи с этим «пижонами», острый глаз и отсутствие топографического кретинизма сделали так, что почти в каждой французской столовке им посвящали акции, где они находились в окружении пикулей и салата. За заказ подобного блюда можно было, кроме того, получить бесплатную марку. И кто мы такие, чтобы спорить с французскими кулинарами? Акция: суп-лапша на курином бульоне 17 рублей, ленивые голубцы 44 рубля , а на гарнир гречка 26 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 

sup_lapsha.jpg  whatsapp_image_2019-11-18_at_123708.jpg  IMG__20151212__104257.jpg




Акция 11.11.2019 09:50

На планерках в Столовой №100 часто возникают споры о том, был ли Кант домашним учителем в поселке Веселовка Черняховского района или он был диким, воющим на луну учителем, свирепым, рыскающим по окрестностям и ночующим в норе в той же самой местности. С обеих сторон приводятся аргументы, повара угрожающе показывают из-под фартуков ножи, кассиры палят в потолок и под шумок пытаются продать посудниц в портовый бордель, райтеру уже пару раз плюнули на спину, завхоза прямо из непроницаемой пороховой завесы один раз ударили по голове тубусом, а потом, когда он беспомощно вертелся, силясь угадать, откуда произошла эта новость, ударили еще раз десять, доведя его до совершенного исступления, так что он чуть было не укусил себя за хвост. Во всяком случае, клацнул так близко, что одновременно сумел ощутить азарт погони и смертный ужас. Это напомнило ему привольные дни студенчества в одном астраханском техникуме, когда он, желая истечь изо рта, перевалился через подоконник и неожиданно истек и с противоположного конца тоже. На завхоза тогда с молодой напористостью подействовали одновременно две разнонаправленные реактивные силы, а сам он, вспыхнув сверхновой, чрезвычайно уплотнился и покрылся коркой. С тех пор эта нейтронная звезда не сходит с нашего небосклона и удивляет способностью к поглощению. Многие, конечно, жалеют о том, что эти события не убили завхоза, но, памятуя о том, что они же сделали его сильнее, помалкивают, стараясь только по временам уязвлять его тубусом из пороховых дымов.
За дополнительными разъяснениями мы обращались в веселовский поселковый совет и получили подробное письмо, которое в свою очередь легло в копилку свидетельств того, что веселовскому председателю совершенно нечем себя занять и он цепляется за любую возможность принести пользу человечеству. В письме после обыкновенных сообщений о погоде и местных новостях, среди которых выделялось драматизмом известие о некоторой живородящей свинье, которая вновь сочеталась браком и произвела на свет многочисленное потомство к радости веселовского населения, говорилось, что в 1982 году поселок действительно посещали офицеры штаба контр-адмирала Клауса Канта и после беглого осмотра достопримечательностей зашли в продовольственный магазин, о чем оставили в книге жалоб и предложений запись на немецком языке, почему теперь, с победой всеобщего высшего образования, расшифровать эту запись не представляется возможным. 
В 1975 году, то есть всего за семь лет до памятного скандала в продовольственном магазине, у Кришана Канта появилась возможность приехать в Черняховский район, после того как его изгнали из Индийского национального конгресса, но ленивый старикашка предпочел поехать в родную деревню, где целый месяц висел в гамаке, крутил хвосты макакам и поедал деревенских куриц. Однако, несмотря на эти неприятности, в поселке процветает пение советских патриотических кантов, а местные полицейские любят украшать кантом свои мундиры, что поощряется начальством и вызывает сочувствие в среде народа, который от пения уже почти полностью осоловел.
— Любопытно, — сказал директор, прочитав письмо. – Совершенно очевидно, что жизнь в Черняховском районе бьет ключом.
Но вот о чем в Столовой №100 никогда не спорят, так это о том, что Иммануил Кант посещал нас, с порога потребовал горохового супа, всех очаровал, забыл парик, оставив его висеть на гвоздике, и попер солонку, но сделал это так умно и ловко, что на него даже и не обиделся никто. Когда на планерке заходит об этом речь, то весь персонал выражает единодушие и делается похожим на довольно страшную, но при этом дружную семью. Повара добродушно показывают всем желающим ножи, кассиры палят в потолок без излишней страсти, а только чтобы соблюсти обычай, посудниц приводит полиция с замечанием, что они шатались по территории порта и желали продаться в бордель со всеми потрохами, райтер пользуется спиной с подсохшими плевками, а завхоз только вздрагивает и оглядывается по сторонам, но тубусом получает только когда успокаивается окончательно, да и то легонько. Все прекрасно помнят, как Кант восседал на стуле и копал ложкой у себя в тарелке, а Матфея даже удостоил разговором: «А ну-ка, принеси мне соли, проклятый мальчишка!».
— Меня вот уже тогда как будто бы осенило. Все, думаю, пропала наша солоночка.
— Да, — сказал директор, — профессора сейчас же видно. Гикнул молодецки, свистнул и… свистнул. Не то что доцент. Доцент пока взятку возьмет, всю душу из тебя вызудит. Особливо, если заражен либеральными идеями.
В музее Столовой №100 до сих пор хранятся драгоценные доказательства пребывания у нас Иммануила Канта: похожий на мочалку парик, кучка сора, сметенного из-под профессорских ног, грязная салфетка с соусным отпечатком губы и та самая солонка. Вернее было бы сказать, что это завхоз всем рассказывает, что это та самая солонка. На самом же деле это действующая модель, но — и это бесспорно — той самой солонки и даже той же самой соли. И салфетку все время рефлекторно выкидывают посудницы, поэтому ее тоже постоянно приходится заменять моделью.
Однако при всем при этом находятся отщепенцы, которые сомневаются в подлинности сора и мочалки, говорят, что это, скорее всего, Василий Иванович заходил, нарезался горохового супа и стянул солонку, а сами между тем не тверды в библиографии, не чисты лицом, особенно в том месте, где оно переходит в шею, и склонны во всем противоречить. Оказалось даже, что многие вообще не веруют в Канта, но часть негодяев с высшим образованием считает, что он специально придуман никчемными преподавателями философии, чтобы и им таким образом хоть иногда причащаться всеобщей университетской лихорадки, связанной с получением сверхдолжных гешефтов. Другая же, ссылаясь на академика Фоменко, заявляет, что Кант и Гегель — одно лицо, а еще Гоголь и хан Батый. Лица же без дипломов о высшем образовании просто тупо просят дать им пощупать.
— Вложить персты, так сказать, — и при этом глаза их подергиваются сладострастной пеленой.
Мы бы, наверное, со страху померли, если бы не обнаружили, что они довольно легко изгоняются постом и молитвой.
Как видите, в такой ситуации мы просто вынуждены были послать пластуна для поиска верных доказательств. Нам даже не пришлось искать добровольца, уговаривать и врать: в шестнадцатом году он сам явился в нашу паутину и сказал, что из уважения к райтерским бредням готов проделывать все пути пешком. Райтер понимающе кивнул, а завхоз прослезился, и пусть умолкнут все злые языки, которые говорят, что из жадности он зацепил на вилку слишком много горчицы. Первым делом, мы велели пластуну направиться в город Кант, что в Киргизии, потолкаться на базаре, потолковать с долгожителями и далее поступать храбро, но осмотрительно. Потом директор расцеловал его в обе щеки, повара накормили обедом в дорогу, кассиры взяли с него деньги, а когда райтер пытался их пристыдить, только хрипло рассмеялись в ответ.
Три года от него не было известий. Наконец, на днях было получено сообщение, что он в Марокко, шлет нам привет и фотографию ослика — жителя тамошних пустошей. Уж не знаем, сможет ли эта фотография послужить нам аподиксисом, уж больно физиономия изображенного на ней животного неубедительна, даже если не учитывать того, что это, собственно, осел, но на всякий случай размещаем.
whatsapp_image_2019-11-11_at_095600.jpg
Но зато пришел целый ворох фотографий, на которых наш отважный пластун освящает карточку Столовой №100 почти что на мощах господина Канта. Теперь и фотографии, и карточка пойдут в музей, что сделает стенд, посвященный профессорским похождениям, более, что ли, музейным. А то раньше он выглядел так, будто там давно не убирались.
 whatsapp_image_2019-11-11_at_100055.jpg whatsapp_image_2019-11-11_at_100200.jpgwhatsapp_image_2019-11-11_at_100149.jpg whatsapp_image_2019-11-11_at_100220.jpg
На радостях директор велел райтеру отправить письмо в поселок Веселовку, и райтер отправил, но сделал это в своей белогвардейской манере, израсходовав годовой запас еров, потому что не докричался Матфея. Ответа мы пока не получили, и райтер говорит, что всеобщее высшее образование захватило, наверное, уже все поселковое население и расшифровать наше послание там уже попросту некому.
А акцию сегодня мы посвящаем Дню восстановительного поезда и надеемся, что он перестанет уже манкировать своими обязанностями, даст свисток и поедет восстанавливать Россию, потому что эта их младая федерация скоро должна рухнуть под тяжестью собственного лихоимства. Акция: рассольник 36 рублей и макароны по-домашнему 47 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 
rassolnik.jpg whatsapp_image_2019-01-14_at_105920.jpg
 



Акция 04.11.2019 09:54

В столицах распространена мысль, что все провинциальные развлечения сводятся в основном к тому, чтобы ковыряться в навозе или пить отраву, используя в качестве рюмок краденые из столовой солонки. Конечно, солонки крадут, но не всегда используют их таким мрачным образом. Иногда в них хранят соль, а романтичные личности, не чуждые тяги к некоторому блеску, держат в них рваные цветы или располагают в серванте на зависть менее удачливым соседям. Да и вообще, подобные столичные представления обусловлены незнакомством с местной жизнью, неумением отличить навоз от доброкачественной мерзости и, добавим от себя, оголтелой райтерской брехней.

Например, чтобы поглазеть на нищих, можно пойти к православной церкви. Только не к паперти, откуда их давно уже прогнали, а к ограде, где они покуда чувствуют себя свободно. Можно пойти и к мечети, но это только по пятницам, а любопытство, согласитесь, хочется удовлетворять во всякий день. К тому же, у мечети их мало и все какие-то на одно лицо и в тюбетейках. У костела нищих тоже мало и все полоумные. Там всегда одна и та же парочка — похожая на штатив старуха с агатовой брошью на шее и неопрятный толстяк в удивительно коротком золотом галстуке. Протестантские собрания больше похожи на общество анонимных алкоголиков, поэтому должность главного нищего там отправляет пастор и, ревниво следя за тем, чтобы ему никто не составил конкуренции, забирается со своей паствой в разные хорошо охраняемые или попросту недоступные места. У синагоги же нищих нет вовсе. Даже наглые цыгане давно махнули рукой и утверждают, что доля порядочных людей среди иудеев в последнее время резко уменьшилась. Тут они, конечно, неправы, потому что еще пророчествующий царь Давид говорил, что порядочных людей в его окружении нет.

А возле православных храмов имеются нищие на любой вкус. Есть величественные молодцы, каким обычно вод у крупных монастырей, которые считают себя частью литургики, где-то между гимнографией и эортологией. У них даже имеется обеденный перерыв, и говорят они солидно:

— Кто не подавал?! Не толпись, не создавай очередь.

Есть классические оборванцы, у которых, к сожалению, хватает смирения только до определенной суммы, а дальше терпение лопается совершенно и они уходят навстречу приключениям. Есть промышленники, работающие на массы, и артисты, поражающие воображение отдельных гражданок. Есть нудные цыганки и цыганки веселые, которые клянчат только с целью открыть дверь к спасению и безумным русским тоже. Есть недугующие сребролюбием старушки и старушки, оснащенные креслом на колесах и пользующиеся этим преимуществом в погоне за православными христианами, желающими улизнуть. А есть такие, как наш райтер, которые только на минутку остановились у церковной ограды, захваченные размышлением о покупке нового платья, получили пятачок и тут же склонились к мысли, что как бы то ни было, а гардероб нужно обновить.

Однажды мы видели, как две престидижитаторского вида женщины раздали всем нищим по два рубля, а потом стали соблазнять их трудом. Они с жаром говорили о том, что следует вставать ни свет ни заря, будить петухов, натягивать на себя холодную робу и, взявши кайло, уходить куда-то там махать им во все стороны, а после захода солнца возвращаться в свой дом и цепенеть, оказавшись во власти сонных видений, сияя при этом от счастья и попутно подавая добрый пример молодежи. Кажется, что именно так они и говорили, мы всего не запомнили. Нищие, получившие двухрублевики, слушали молча, благородно считая себя обязанными. Лишь одна женщина, перепутанная множеством платков, пошла в сторону, и мы совсем было уже начали думать, что она, заразившись идеей махания кайлом, пошла добывать все для этого необходимое, включая холодную робу, но она дошла только до угла, а там привалилась к ограде и замерла. И тут одна рыжая, находящаяся под строгим наблюдением палеоневрологов цыганка, которую боялись даже родственники, считая орастой скандалисткой, начала горланить. Мы сначала подумали, что у кого-то в кармане включился маленький морской ревун, но потом различили слова.

— Да?! – горланила цыганка. – А вы попробуйте тут каждый день постоять! И в зной, и в холод, и в дождь, и в снег! Даже когда у людей праздник, у нас самая страда наступает! Это вам не взятки по кабинетам вызуживать!

Престидижитаторши так обиделись, что поотбирали у всех свои двухрублевки и каким-то чудом еще и с прибылью. А рыжая цыганка, кроме этого, недосчиталась серег и золотого зуба. Как они это сумели сделать — загадка. Палеоневрологи, конечно, предлагали позднее свои версии, но в результате только передрались между собой.

Это, впрочем, не единственная профессия, которая затмевает глаза своим ослепительным ореолом, а на деле оказывается скучной возней с риском для здоровья.  

Например, бандиты из западных штатов САСШ тоже представляются закутанными в уютные пончо красавцами с чашкой какао в руке и ароматной сигарой в зубах. Будто бы у них только и дела, что строить глазки в объектив кинокамеры, звенеть шпорами и поражать противников с двухсот шагов. На самом деле им приходилось вечно таскать с собой тяжеленный дробовик и двухкилограммовый револьвер. Многие жаловались на то, что не чувствуют вкуса какао и кашляют, а когда нужда заставляла их кого-нибудь убить, то они обязаны были часами мокнуть в засаде или ползать по задворкам, потому что бездымного пороха тогда еще не изобрели и первый же выстрел порождал уйму тумана, в котором впечатлительным бандитам мерещились черти, что меткости не способствовало. Поэтому стрелять нужно было шагов с трех и делать это первым. Полиэтилена тогда тоже еще не было, но было время смачной органики, и слишком долгое ползанье по задворкам могло спровоцировать чахотку или какую-нибудь бубонную чуму. Кроме этого, в Америке любой дурак имел оружие: в случае нападения на банк тут же организовывалась погоня, и несчастному бандиту приходилось скакать по безвидным местам, что не является фигурой речи, а представляет собой именно то, что выражается словом «скакать». Немудрено, что кроме какао, они не чувствовали и собственных задниц. Работа была до того откровенно паршивая, что некоторые всерьез подумывали уволиться и заняться чем-нибудь другим.

И вот тут, как нарочно, в 1879 году владелец столовой в штате Огайо Джеймс Ритти, его же память ныне совершаем, придумал и запатентовал кассовый аппарат. Проблема Ритти была такая же, как и у всех владельцев столовок: предпринимательством в его заведении занимались все, кроме него самого, и даже свериться с кассой не представлялось возможным, потому что, ну вы понимаете, времена смачной органики. Тогда Ритти поднатужился и изобрел кассовый аппарат. Это была поистине адская машина. Работала она на угле и отрубала руки всякому, кто не пробивал чек. Известен случай, когда кассовый аппарат преследовал такого гада за границы штата, а там, почувствовав себя в другой юрисдикции, до того осатанел, что изрубил негодяя в капусту, и ему ничего за это не было. Он просто дал свисток, развернулся и укатил обратно к мистеру Ритти, который приварил к его корпусу шерифскую звезду и задал отборного угля.

С тех пор большинство бандитов Запада пошло работать кассирами и занимаются этим по сей день. В Столовой №100 они до сих пор носят шпоры, а на планерках демонстративно вынимают кольты и чего-то там у них протирают. Говорить предпочитают на вздорной смеси из английских и испанских слов, а потом удивляются, что не находят общего языка с директором.

Сейчас, конечно, кассовый аппарат переродился и из защитника хозяйского кармана сделался внедренным государственным агентом, но акцию мы все равно посвящаем славному Джеймсу Ритти, который не знал, что так выйдет, и уже почти обучил кассовый аппарат не только линчевать кассиров, но даже и устраивать децимации среди клиентов. С одной стороны, не совсем понятно, зачем это было нужно, но иногда будто пелена спадает с глаз и все становится очевидным: солонки!

Акция: суп гороховый 17 рублей, люля-кебаб 47 рублей и на гарнир картофель жаренный с грибами 24 рубля за 100 гр. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 

sup_gorokhovyy_2.jpg whatsapp_image_2019-10-14_at_120156.jpg IMG__20160307__085743.jpg




Страницы: [ 1 ] 2 [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ]
Адрес:
г. Астрахань ул.Брестская, 9а. 
GPS: N 46°19.48' E 48°1.7',ул. Кирова, д. 40/1,координаты GPS: N46.343317, E48.037566