Поиск по сайту:
Акции

Разнообразный и богатый опыт укрепление и развитие структуры требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач. С другой стороны рамки и место обучения кадров требуют определения и уточнения позиций, занимаемых участниками в отношении поставленных задач.

Опрос
Время проведенное нашим клиентом в очереди не более 6 минут. Вы согласны с этим утверждением?
Да
Нет

Новости

Акция 10.12.2018 09:32

Пока мы тут разводили соусы, валяли котлеты и загибали пироги, веруя, что наши читатели вполне знакомы со Столовой №100, а благодаря предательским байкам нашего райтера, даже то того, что извещены обо всех ее наиболее сокровенных обстоятельствах, оказалось, что многие полагают ее безымянной, а иные думают таким образом, что со стороны бывает и непонятно, думают ли вообще или это у них в животе бурчит. Так, например, Василий Иванович — известный бывший министр легких путей и нынешний ректор, профессор и тайный флибустьер — вообще был уверен, что Столовая №100 носит имя номера сто.

— Черт бы тебя побрал, Василий Иванович! — сокрушался директор. — Ты же ведь доктор неведомых наук! Как же ты это так?
— А что? Разве другое имя?
— Конечно же! Имени Иммануила Канта. Столовая №100 имени Иммануила Канта. Как же иначе?
— Святые угодники! Зачем же имени еврея? Лучше бы уж имени номера сто. А еще лучше, выбрали бы что-нибудь исконное, свое, родное. Имени товарища Свердлова, например, или товарища Бухарина, если уж непременно нужно фрондировать.
— Что! Ну вот, тем не менее, имени Канта.
— Век живи, век учись. А я вот тоже недавно ездил на слет липовых ректоров. И долго ли, коротко ли, а только чувствую — начал попахивать. Дело известное: жизнь на чужбине вдали от супруги, полностью, таким образом, испытывая погружение в ректорские потехи. Однако же чувствую: что такое? Натурально, сижу на семинаре и, с одной стороны, по ректорским делам растабарываю, а с другой — пахну. И все бы ничего, а только другие ректоры стали намеки делать: «Что это, Василий Иванович, от вас как будто из-за сарая наносит?» Делать нечего, решил помыться. Опять пахну. Опять стал мыться и такие места намыливал, что грех сказать, а только пахну и даже еще вроде бы пуще прежнего. Совсем уже было отчаялся, да добрые люди научили. Оказывается, белье нужно менять, да. А сменивши, отнюдь не носить старое в брючном кармане, а прятать поглубже в чемодан. Вот, запомните и передайте своим друзьям.

— Ну что же, — говорил директор райтеру, когда они шли от Василия Ивановича восвояси, — следует признать, что ты был неправ и наш ректор тоже может молодое поколение кое-чему научить. Не бог весть какая наука, но в конце концов могущая способствовать очищению общественной атмосферы.

Мы избрали имя Канта, потому что оно было свободно. Никто не хотел его для себя и каждый старался подсунуть кому-нибудь другому, а тут как раз мы — безалкогольные и безымянные. Повелось это с тех самых пор, когда советский протопрофессор отделился от авгиева коровника, в котором безотлучно находился с самого рождения, и решил испытать фарт в университете. Он в результате был так напуган Кантом, что первым его поползновением было утечь обратно в коровник, но тут произошло то, о чем хором предупреждали святые отцы: грех гордыни пожрал все прочие, пощадив только беса блуда и чревоугодия. Впоследствии протопрофессор принял из рук правящего павиана орден Трудового красного знамени и до самой смерти думал, что получил его за то, что прочитал введение к кантовской «Критике чистого разума», после чего мрачно запил, а не за то, что одним своим присутствием навсегда изгадил само понятие гуманитарной науки. Потом он пугал Кантом своих студентов, те, в свою очередь, своих, пока на этой унавоженной почве и не расцвел пахучий, как Василий Иванович до обретения ума-разума, вице-адмирал Мухаметшин.

По совокупному мнению всего наличного кадра Столовой №100, в результате этого в своих гробах завертелись подполковник Алябьев, генерал Мельников, морской офицер Римский-Корсаков и его друзья — офицер-преображенец Мусоргский и генерал Кюи, братья Лаптевы, адмирал Крузенштерн и адмирал Лазарев, мичман Владимир Иванович Даль и мичман Верещагин, адмирал Колчак, поручик Лермонтов и поручик Яблочков, штаб-ротмистр Павел Шиллинг, штаб-ротмистр Хомяков и штаб-ротмистр Фет, поручик Достоевский и поручик граф Николаевич, генерал-майор Болтин и генерал Журавский, военные врачи Пирогов, Павлов, Бунге, Капустин и Трапп, барон Ф.П. Врангель и граф Путятин, князь Борис Голицын и даже сумасшедший рюрикович князь Кропоткин. Завхозу даже якобы явился сам Гавриил Державин в мундире подпоручика Преображенского полка и погрозил пальцем. Это происшествие, впрочем, директор велел отнести к скорой инвентаризации и тоже пригрозил пальцем.

Один только райтер не предвидел никаких переворачиваний, а Гаврилу Романовича, пытавшегося не то пригрозить, не то благословить, позорно перепутал с Василием Кирилловичем и предпочел не замечать.
— Глупости. Чего имъ вертѣться? Люди все образованныя и русскаго офицера отъ военнаго пэтэушника всегда отличатъ. Собственно, совѣтскiй офицеръ — это такой же оксюморонъ, какъ женатый инокъ или знаменитый, но чуждающiйся общества, лысый ежикъ, а въ видѣ образованiя получаетъ матчасть, то есть науку лихо материться и, сверхъ этого, уберегающую отъ того, чтобы при стрѣльбѣ изъ пушки не поотрывало руки, плюсъ строевая подготовка. При такой загруженности на то, что въ партикулярномъ обществѣ называется образованиемъ, времени уже не остается. Поэтому изъ военныхъ училищъ выходятъ не офицеры въ понятномъ для бѣлой цивилизацiи смыслѣ, а нѣкоторый подвидъ совѣтскаго чиновника со склонностью к сугубому кровопролитiю и украшениiю пиджака медалями. Это началось тогда, когда правящiй павiан хотѣлъ было задуматься о томъ, что ему болѣе угодно: умъ или лояльность, но инстинктъ самосохраненiя это желанiе пресѣкъ. Да и тутъ, кстати, Богъ своей милостью не оставляетъ. Вотъ завхозъ нашъ всю молодость провелъ въ краснознаменномъ морскомъ флотѣ, однако же посмотрите на него теперь: министръ по дѣламъ житницъ Столовой №100 имени Иммануила Канта.
— Да, это я и есть, — зарделся завхоз.

Кант, конечно, что бы там себе ни воображал Василий Иванович, был немец и как таковой сам иногда не мог толком ответить на вопрос, зачем он, собственно, нужен: для того чтобы умножить мировое томление или для прямого человекоубийства. Но в сущности своей вовсе не желал ничего плохого, а напротив того — мечтал научить следовать добру и избегать зла. Делал он это, конечно, без чувства юмора, которое чувство немецкими профессорами отрицается и даже с их подачи запрещено немецкими законами, но делал честно и в конечном счете повлиял даже на принятие прав человека, их же память ныне и совершаем. Поэтому если вы человек, то возвеселитесь, а если кот, то возопите к небесам.
— Нет, тоже возвеселитесь. Календарь сообщает, что сегодня и день прав животных тоже.
— Ну вотъ, а вы спрашиваете еще, зачѣмъ Мухаметшинъ адмиралъ. Имѣетъ право, ничего тутъ не подѣлаешь.

А акция сегодня посвящается правам вообще и в особенности праву человека и животного на благовременное утоление голода и разнообразные гастрономические причуды. Акция: борщ 21 рубль, курица в остром соусе 49 рублей и рагу из овощей 40 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20150802__093139.jpg ovoshchnoye_ragu.jpg kuritsa_v_ostrom_souse.jpg
P. S.
— А почему это Кант — предатель родины? Он ведь дважды предатель. В первый раз — когда русские войска вошли в Кенигсберг, а второй раз — когда покинули. А минус на минус дает плюс.
— Когда-нибудь, когда страшный Баронъ Самди, который приходитъ за совѣтскими офицерами, ткнетъ его въ лобъ своей тростью, мы, быть можетъ, и увидимъ тѣхъ бѣсовъ, которые теперь дергаютъ за адмиральскiя ниточки. Теперь же будемъ лишь удивленно взирать, затворивъ уста и стараясь не давать волю мочевому пузырю. Впрочемъ, тѣмъ, кто такую волю уже далъ, скажемъ: «Ободрись, человѣкъ, это твое святое право, потому что очень ужъ страшновато».




Акция 03.12.2018 10:06

В прошлый понедельник райтер уехал в Москву. Мы бы хотели написать, что его провожал весь город с оркестром военно-морских сил, ряжеными девочками с цветами и депутацией от лучших людей и духовенства, но не можем этого сделать из любви к правде. Дело в том, что перед этим он был очень деятелен: заплатил за газ, по два раза на дню шептался с нотариусом, исповедовался у всех наличных священников и довел отца Василия Лимпопова до такого ничем не прикрытого лютеранства, что тот простил ему всякий грех прошедший, настоящий и будущий, потом закрылся в своей келье и велел говорить, что его нет. Мы пишем об этом не из празднословия, в котором нас часто винят, но для того, чтобы показать, что райтер располагает известными средствами, присущими таковым людям грехами и умеет надоедать. Кроме того, мы тем самым даем понять, что позорно не отвечали на комментарии к предыдущей записочке не из зловредности, а оттого, что райтер не умеет добывать интернет из телефона. 

А до этого он все ходил и вздыхал. Несколько раз взбирался на колокольню, где стоял всегда лицом к северу, и это ему легко давалось, потому что колокольня была квадратного сечения, а в круглой он, конечно, пырился бы на восток или даже юг, это в точности неизвестно.
— Как бы опять на станцию Астапово не отправился, малахольный-то наш, — озабоченно шептались в кухне.
— Не отправится, — говорил директор, — там его фотография на доске висит, а всем станционным смотрителям дан приказ: как только увидят — свистеть в свисток безо всякого снисхождения. 
— Да не собираюсь я ни на какую станцiю, — вяло врал со своей стороны райтер, — просто хочу съѣздить въ Москву. Ну, знаете, прошвырнуться, послушать цыганъ, поклониться сорока сорокамъ и вообще. А то, знаете ли, послѣднее время чувствую себя какъ препарированная лягушка.
— А как себя чувствует препарированная лягушка?
— Опустошенной. Мнѣ объ этомъ разсказывала студентка бiологическаго факультета, а ей — сама лягушка, прямо во время лабораторной занятности: «Знаете, дорогая, чувствую себя опустошенной. Что холодитъ меня во мнѣ такъ странно? Я, слушая, не слышу бьенья сердца. Какъ будто льда осколокъ острогранный Въ меня вложили тайно вмѣсто сердца. Кстати, дорогая моя, что бы кто ни говорилъ, а риѳма безпройгрышная».
— И чем же тут Москва поможет? — пожимал плечами директор. — Смотри, как бы не узнать тебе вместо этого, где раки зимуют.

Пробыл он в Москве сутки, и неизвестно, сумел ли восполнить внутренние пробелы. Доподлинно известно, что действительно наслушался цыган, которые думали польстить ему сравнением с Будулаем, а местные шаурмяне накормили его своей национальной едой и, сверх этого, подали салат, который, судя по виду, был более древнегреческий, чем греческий, но райтер, из уважения к Аристотелю, его съел и потом вел себя беспокойно, периодически убегая, с ожесточением рифмуя на бегу слово «туалет» на все лады. Потом еще видел мышку на ковре, а на обратном пути, сбившись с дороги, наблюдал усыпанный снегом дом, из трубы которого вился веселый дымок, а на стене большими красными буквами было написано «Раки». Вышел и обошел домик по кругу.
— Значитъ, — сказал, — и директора пророчествовать могутъ.
И тут же получил смс-ку:
— А ты еще сомневался? 

Потом вздумал, в виде шутки, хотя бы разок въехать в Саратов с севера, но тут уже сама природа воспротивилась и устроила такую метель, что райтер заночевал в Аткарске.

А в это же самое время, директор получил предписание составить ревизские сказки и задумался. Оказалось, что Столовая №100 полным полна персонажами райтерских баек, и совершенно невозможно разобрать, кто достоин внесения в сказки, а кто и так обойдется. Хотели было потребовать документов, но тут же все сотрудники принесли по чемодану разнообразных документов, а наиболее подозрительные — даже по два. У Курятиной и Говядиной оказалось по дюжине одних только паспортов, а уж свидетельств о рождении — и вовсе без счета. И всеми этими бумагами они размахивали перед директорским носом, а завхоз еще и орал при этом громким голосом. Директор так растерялся, что на минуту отпустил бразды правления, и их чуть было не подхватил какой-то прохожий в вязаной шапке.
— Не ори, Аперетив Оподельдокович, ты же натуральный персонаж, это все знают.
— Что? А кто же тогда безобразничает и хозяйством заведует? Если уж кто и персонаж, так это райтер. 
— Ба! — всплеснул руками директор. — Да ведь у райтера исторический диплом!
— А вы в него глядели?
— Нет, он его крепко держит. И дерется.
— То-то и оно. К тому же историк должен обладать знанием источников, а не сидеть и папироски вертеть. Так ли я говорю, мадам Курятина?
— Я — Говядина, а в остальном все чистая правда. Все вокруг уже своими табачищами заполонил. Добрые люди так не делают, а персонажи только и норовят, — сказала Говядина.
— Вот именно. Кроме того, историк должен обладать археологическими данными, а таковые данные нашего летописателя не впечатляют: костей не видать. Напротив, очень уж он стал округлый.
— Ну, не знаю, — сказал директор.
— Тут и знать нечего. Где он теперь? Неосязаем и невидим, а стало быть и несуществуем.

Потом райтер вернулся, но уже с порога приобрел иконографические черты. Сначала было обрадовался, что за свет и отопление можно не платить, но ему сказали, что это не обсуждается и платить все-таки надо, а все противоречия, которые этим влекутся, следует списать на общее несовершенство мира и платить без сомнений.

Интересно, что в Столовой №100 как-то еще успевают акционные блюда приготовлять. Мы и сами не поверили бы, если бы не видели своими глазами: суп гороховый 17 рублей и солянка со свининой 74 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20160307__083421.jpg img_20171204_102628.jpg




Акция 26.11.2018 09:40

От завхоза сегодня с самого утра исходил густой запах такой восхитительной смеси, что даже глаза его ходили ходуном, никак не задерживаясь на чем-то одном, но пытаясь воистину объять все сущее, а усы дерзко взвились вперед, вверх и по сторонам, будто он только что сошел с наиболее бешеного советского плаката и будет сейчас разделывать пятилетку или прямо своей огненной головой разожжет пожар мировой революции и станет метаться внутри его как красное воплощение философского камня. Словом, даже новичкам стало ясно: врать завхоз будет безо всякой милости и оглядки.

— Ну что за милая мордашка! — умилялся на него директор. — Ты только посмотри! Нет, не могу на него злиться, хоть это теперь и нужно для административной пользы. Райтер, сделай милость, распеки его.

— Въ семъ нечистомъ плодѣ свирѣпаго онагра и блудницы имѣем мы источникъ многообразныхъ прегрѣшенiй. Грѣхи тутъ противъ вѣры, противъ плоти и супротивъ небесныхъ силъ безплотныхъ. Съ младенчества сей мужъ служилъ ареной для игрищъ демоновъ. За что теперь распечь мнѣ негодяя?

— Чего?

— Онъ какъ скупецъ, что служитъ непрестанно своимъ сокровищамъ, оберегая ихъ, прислуживаетъ бѣсамъ днемъ и ночью, ревниво наблюдая, чтобы каждый когда-либо прiобрѣтенный грѣхъ вдругъ не омылся теплымъ покаяньемъ. О, если бъ заглянуть въ то мѣсто, исполненное мерзости и гадовъ, что всуе зовется клѣтью потаенною, его душою, тьмочисленныя рожи наглыхъ духовъ увидѣли бы тамъ. И я смотрю устало и печально, какъ старый герцогъ Альба, недоумѣвая, что конкретно теперь вмѣнить въ вину…

— Ах, ты в этом смысле? Пьянство на рабочем месте, конечно же.

— Что же ты, мерзавецъ, все пьешь на рабочемъ мѣстѣ? — обернулся райтер к завхозу. — Сейчасъ схвачу тебя за микитки.

— Не имеете права браниться, — сказал завхоз.

— Но-но! — отозвался директор. — Как это так — «не имеем права»? Право это у нас есть, и получили мы его не сами, как какие-нибудь босяки, а по воле трудового законодательства.

— Сегодня такой день, что всякое законодательство должно устыдиться и умолкнуть. Всенародный праздник! Тут даже трезвый трудовой кодекс предписывает: «Займи, укради, наконец, но напейся в хлам». Глава восемнадцатая, стих сто девятый.

— Неужели правда? — повернулся директор к райтеру.

— Тутъ все зависитъ отъ обстоятельствъ и множества факторовъ. Во-первыхъ, необходимо разсмотрѣть, законодательству какого государства принадлежитъ этотъ стихъ.

— Вестимо, Российской Федерации.

— Въ такомъ случаѣ, можетъ быть все что угодно и даже болѣе того.

— Любопытно, — пробормотал директор.

— И какой же ныне праздник? — снова обернулся он к завхозу.

— Всенародный.

— Ты толком говори.

Тут завхоз встал, вытянулся и протянул руку вперед, как народный певец, тянущий трудную ноту:
— Всенародный день сапожника! — и отдал поясной поклон.

— Тьфу ты. Райтер, неси свой инквизиционный чемоданчик.

Сказано это было таким будничным тоном, что завхоз струсил.
— Какой еще чемоданчик?
— Да, какой еще чемоданчикъ?
— Инквизиционный! С какой стати этот праздник всенародный?
— Да как же?! Ну вот, к примеру, кто в РФ фильмы снимает?
— Сапожники, — тут же откликнулся райтер. — Это всѣ знаютъ. Дiалоги-то точно сапожники пишутъ.
— Вот! А кто дороги делает? Государством управляет, в мячик играет, преступность ущемляет, ручки дверные мажет?
— Что… Я думал, это — риторические вопросы. Ну, не знаю. Сапожники?
— Именно.
— Я понялъ, — возгорелся райтер, — и обувь тоже сапожники дѣлаютъ. На тебѣ чьи ботинки?
— Что значит «чьи»? Итальянские.
— Вотъ!
— Что «вот»? В Италии что, не сапожники, что ли, ботинки шьют?
— Нѣтъ. А всё сплошь доктора метафизическихъ наукъ.
— Вы тут не путайте, — солидно возразил завхоз. — В Италии, конечно, сапожники, а в РФ — пирожники.
— Ага! — восторжествовал директор. — Значит, не всенародный? Тащи чемоданчик.
— Но по первому образованию они — сапожники, — тут же поправился завхоз. — Кроме того, пьют и ругаются так свирепо, что тут и иного сравнения, кроме «как сапожники», не найти.
— По крайней мере, Столовой №100 командует не сапожник, а природный директор, — сказал директор и сделался похожим на Бонапарта.
— Прошу прощенiя, — сказал райтер по-французски, — я помню, что нѣкто, тоже похожiй на Бонапарта, когда учился въ школѣ, въ УПК обучался на сапожника.
— Во-первых, это было давно, во-вторых, специальность называлась «обувщик», что, согласитесь, несколько меняет дело, а в-третьих… Что бишь в-третьих-то? А, черт, что там у тебя за вкусная смесь? Тащи. Говоришь, стало быть, кодекс решительно настаивает?
— Обижаете, ваше благородие…

А акцию сегодня, в честь всенародного праздника, приготовлена все-таки пирожниками, потому что сапожники уже лыка не вязали.
Акция: суп фасолевый 19 рублей, котлета куриная 39 рублей и на гарнир пюре гороховое за 31 рубль. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

sup_fasolevyy.jpg IMG__20151005__111353.jpg IMG__20150904__163141.jpg
P. S.
— Ну, а ректор университета? Вот такой, как он есть — Василий Иванович?
— Сапожник.
— Ха! Однако. Ну а Неназываемый?
— Да вы что? Это же всем здешним сапожникам главарь. До пяти лет только на матерном языке разговаривал. Советскому нянька выучила. Что вы!
— Ну, а райтер? Райтер-то!

Завхоз обернулся и увидел райтера, сидящим на лунном луче и очинивающим свои карандашики.
— Он не в счет. Нездешний. Наверное что в детстве отбился от табора кочующих чопорных европейских буржуа и на статистику теперь никакого влияния не имеет. Ты глянь только! Карандашики очиняет. Сейчас закончит и примется свою реституцию писать. Так что всенародный праздник, как ни крути.
— Ну, с днем сапожника.




Акция 19.11.2018 10:49

Где находится страна Тринидад и Тобаго, мы не знаем. Райтер, ссылаясь на свое высшее образование, то есть такое, выше которого лишь звезды, сплетающиеся в прихотливые созвездия, говорит, что страна эта простирается в карибских морях, но это ничегошеньки не объясняет, а напротив — только запутывает и отчасти даже злит.
— Да хоть в шмарибских! Какая разница, если мы даже не знаем, куда смотреть?
— Смотрите на западъ, — ответил райтер, и взгляд его был ясным, а одежды сияли, как снег. 

Стали с ворчливым раздражением смотреть на запад, увидели кирпичную стену котельной с трехбуквенным иероглифом и только еще больше разозлились. Назло райтеру обернулись на восток и увидели другую стену уже с недвусмысленным трехбуквием.
— А, черт. Райтер, ты где? Райтер?
— Тутъ я, вотъ вамъ моя рука.
— Отчего, о райторе, ты все знаешь, а мы, куда ни оборотимся, все одно и то же видим? Только про реституцию не надо, как-нибудь без нее растолкуй.
— Безъ реституцiи совсѣмъ уж коротко выйдетъ.
— А нам бы как раз и хотелось покороче.
— Потому что вы дураки. Земля имѣетъ форму геоида, поэтому смотрѣть можно в любую сторону, и нѣкоторые всю жизнь только себѣ подъ ноги смотрятъ, но и при всемъ томъ въ результатѣ правы бываютъ. А кто изъ васъ въ глубинѣ души мнитъ землю плоской?

Начали выяснять, и оказалось, что если по окраинам, то половина, а если в самой глубине, то все.
— Вотъ то-то и оно. Удивительно еще, какъ это вы умудряетесь котлеты валять.
После этого мы настолько были вдавлены в ничтожество, что поневоле опять начали злиться.

— Да на кой ляд вообще речь зашла про этот Тринидад?
— Потому что сегодня Международный мужской день, а зародился этотъ праздникъ именно на Тринидадѣ. И на Тобаго, конечно. Объ этомъ никакъ нельзя забывать.

Где находится страна Тринидад и Тобаго, мы не знаем. Райтер, ссылаясь на свое высшее образование, то есть такое, выше которого лишь звезды, сплетающиеся в прихотливые созвездия, говорит, что страна эта простирается в карибских морях, но это ничегошеньки не объясняет, а напротив — только запутывает и отчасти даже злит.
— Да хоть в шмарибских! Какая разница, если мы даже не знаем куда смотреть?
— Вы хотя бы замѣчаете, что въ пятый разъ эту волынку заводите?
— Да провались ты совсем.

Международный мужской день призван, по замыслу его создателей, нетрезвых тринидадских мулатов, обратить внимание на ту пользу, которую приносят мужчины, и чего-то такое про уравнение в правах. Насчет последнего мы сомневаемся, потому что все опрошенные нами мужчины уравнения в правах не хотят и даже его страшатся. Что же касается до пользы, то они ее, несомненно, приносят. Целыми днями все ходят взад и вперед, чего-то шебуршат, появляются в таких местах, куда Макар телят не гонял, но и там тоже старательно изображают из себя половину человечества. По мысли, заключенной в толстых мужских журналах, мужчина любит удить рыб, пить виски и подсматривать за футболом, а в качестве подарка в мужской день желает получить золотые часы. Из чего следует, что о носках и креме для бритья мечтают только те несчастные, которые служили в советской армии и плавучей ее части, поминутно опасаясь потонуть. 

Международный мужской день не следует путать с Всемирным мужским днем, который празднуется во всем мире. Нет, Международный мужской день, стало быть, заведен только между народами и ими же ограничивается, отнюдь на весь мир не распространяясь. 

Тем мужчинам, которые ужению и футболу предпочитают виски, про сегодняшний праздник лучше совсем не сообщать, а то они с ума сойдут. Остальных же следует поздравить без излишней помпы, чего бы они ни плели про золотые часы, а учитывая, что сегодня в РФ отмечается День ракетных войск и артиллерии, можно, не мудрствуя лукаво, ограничиться носками с кремом. В конце концов, давно замечено, что мужчина в носках и с перемазанной кремом личностью выглядит вполне празднично даже и в будний день, не говоря уже о Международном дне мужчин.

А акцию сегодня мы хотели сделать по возможности мужской, но вышла одна курица. Повар, впрочем, утешает, что курица эта была при жизни до того мужественна, что ее можно было легко перепутать с петухом, что в конце концов, кажется, и произошло. Акция: суп-лапша куриный 17 рублей и плов из курицы 55 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

plov_s_kuritsey.jpgsup_lapsha.jpg




Акция 12.11.2018 09:46

Двенадцатого ноября Иоганн Орфиреус продемонстрировал изумленной публике вечный двигатель. Календарь с сочувствием сообщает, что иоганново детство было безрадостным и преисполненным всяческих тычков и колотушек. Неделя обыкновенно начиналась с того, что его драли за уши, потом секли мочеными ветками, ставили на горох, выписывали подзатыльники, просто пороли, щипались, а после, в светлое воскресенье, давали щелбан с приличным для божьего дня нравоучением. В перерывах он цокал по каменным мостовым деревянными башмаками, ныл и почесывал бока. Примерно в это же время и почти в том же месте мутузили Иоганна Баха. На западе мылили шею Исааку Ньютону, на востоке наминали бока Михаилу Ломоносову, на севере ума через задние ворота задавали Цельсию, и вообще звон стоял по всей Европе. Потом, когда восторженные идеалисты чаяли уже эры гуманизма, в Италии стукнули Николу Паганини скрипкой по голове, а Моцарту дунули в лицо трубой, когда он был маленький и сидел у себя дома, сочиняя мелодичные пиески. И опять пошло-поехало: там по сопатке нащелкали, тут задали по первое число, а кое-где и в карцер на хлеб и воду усадили.

Теперь такого безобразия, конечно же, уже не наблюдается: во-первых, всем как-то стало совестно, а во-вторых, запрещено законом. Кроме некоторых семейств, где стыд надежно прикрыт семейными трусами, а закон (для лучшего запоминания) переложен в маленькие, но емкие басенки, как то: «Не пойман — не вор» и что-то такое про дышло. Правда, вот, что и вечного двигателя никто не предлагает ни в совестливых домах, ни в некоторых. Мы даже сунулись в некоторые семейства: как, мол, там в видах (чего уж там вечного, а хотя бы хоть какого-нибудь) двигателя? Райтер расхрабрился даже до того, что самолично собирался всыпать какому-нибудь сопливому коротышке и посмотреть, не произведет ли сей последний полезного открытия или, на худой конец, не продекламирует ли что-нибудь из Вергилия. Но из мест, где расселились некоторые семейства, так вдруг душно пахнуло перегаром, что мы, ойкнув, вернулись домой в безалкогольную Столовую №100 и покуда сидим тут. Последним вернулся райтер, который, как оказалось, интересовался, нет ли, по крайней мере, новых мелодичных пиесок, хотя бы для исполнения на деревянных ложках или зубариках, и выяснил, что совсем нет.
— Изъ всѣхъ искусствъ важнѣйшимъ тамъ является перфомансъ въ семейныхъ трусахъ, какъ и завѣщалъ ихъ чортовъ дѣдушка. А иногда и безъ оныхъ.

Сказал и сел, закурив огромную сигарету. Если вы, дамы и господа, теперь же, не медля и не отговариваясь дальним расстоянием и прочей в этом роде ерундой, какую вы всегда держите наготове, приедете в Столовую №100, то сможете посмотреть, как он курит. А то разговоров на эту тему много, а живых свидетелей — раз да и обчелся. Действительно, курит. Затягивается, глубокомысленно вдыхает дым, потом испускает неверное колечко, осторожно, будто работу какую исполняет, а потом, как пламенный вулкан, так начинает дуть дымом во все стороны, что уже не разберешь: не то к нам ворвался дикий паровоз, не то разверзся самый ад, и сейчас из тучи выйдет черт на козлиных ногах: бонжур, мол, хороняки. Денег за просмотр мы не берем, и если в процессе к вам подойдет некто с замасленными губами и станет клянчить, то гоните его в шею, потому что это, конечно же, наш директор все хочет монетизировать райтера и поэтому ходит кругами и облизывается. Однако придется что-нибудь купить, чтобы не обижать повара. Он всегда зорко наблюдает ревнивым глазом через щелочку в кухне и как только увидит, что кто-нибудь, потоптавшись у раздачи, ничего не купил, то страшно обижается. А тип это, нужно прямо сказать, скандальный, склонный к трагическим предчувствиям, распространенному вообще среди всех южан переигрыванию, и, словом, купить выйдет дешевле.

Стало быть, благодаря ли вечным колотушкам или же просто так, но двенадцатого ноября Иоганн Орфиреус сколотил вечный двигатель и начал всех удивлять. Машина представляла собой вертлявое колесо, которое от небольшого пинка начинало крутиться и делало это всегда ныне и присно и во веки веков. Комиссия из одиннадцати профессоров и одного принца обходила колесо с разных сторон, прислушивалась, принюхивалась и даже пыталась отколупнуть дерюжку, которой был прикрыл всей машины секрет. Однако же подозрительный Орфиреус отколупнуть дерюжку не дал и позволил заглянуть за нее только принцу, который решил, что это оттого, что он принц, но на самом деле, конечно, потому, что он ни бельмеса не понимал в механике. И действительно, когда профессора захотели узнать, что же он там видел, только нес околесицу.
— Ах, господа профессоры, — говорил принц, — я-то думал, будет весело, какой-нибудь комический карлик в чалме на восточный манер, делающий забавные рожицы, а там — только скучные деревяшки стукаются друг об дружку и более ничего.

Но тут, как это часто бывает, кто-то чего-то недослышал, кто-то имел в виду совершенно другое, а кто-то и вдохновенно наврал, но только слух про карлика разлетелся по всей Европе. А тут еще и служанка Орфиреуса —женщина вздорная и в механике сведущая не больше принца — начала вдруг говорить, что это она, по приказу своего господина, из другой комнаты колесо вертела. Ее даже возили в суд, но она к этому времени до того ошалела от всеобщего внимания, что, едва показавшись перед судьей, рухнула на колени и закричала:
— Это я! Я всему зачинщица! Я, дорогие немцы, колесо выдумала и заставила Орфиреуса из другой комнаты его крутить, а он противиться не смел, потому что состоит со мной в порочной, но романтической связи за мою неземную красоту.
Публика просто ревела от восторга, так что пришлось вмешаться приставам, но суд признал показания служанки идиотскими, выдал ей справку, что она дура ушастая, и отпустил на все четыре стороны.

Однако, несмотря на суд и на то, что одиннадцать прославленных профессоров и один посредственный принц признали Орфиреуса изобретателем вечного двигателя, слава о нем как о мошеннике докатилась и до наших дней. Советские патриоты доказывают это как дважды два тем, что он просил за свой двигатель два миллиона долларов в тогдашних деньгах.
— Настоящий-то, исконный инженер, а в особенности механик, — по-доброму подвывают они, — разве же он об миллионах думает? Ведь у него заплаты на локтях, ведь у него жена с голоду околела, ведь пища ему — акриды и мед дивий. Глаза ведь его красны и только и высматривают, как бы чего эдакое сынженерить. Ведь он до того худ и истощен, что ему достаются роли только в анатомическом театре. Бу-бу-бу, бу-бу-бу.
— А с миллионами-то! — возвышают они свои гласы до героической истерики, подсмотренной ими в фильме «Коммунист». — Это же он будет хохотать с утра до ночи, как какой-нибудь мошенник, совсем с ума сойдет и умрет от срамной болезни.

И вот при том, что Орфиреус слыл записным жуликом, все кому не лень, тем не менее, пытались секрет его колеса украсть. Приезжали якобы для переговоров, а сами только и зыркали по углам. В результате Орфиреус так изнервничался и замотался, что при малейшем подозрении тут же все ломал, сжигал в печке чертежи, а сам уезжал в другой город. Приезжих воров даже специально на сей счет предупреждали:
— Вы уж, господа хорошие, ради всего святого, не делайте никаких намеков, а то ведь это такой человек — порох! Чуть что — всё ломает, привязывает фальшивую бороду и ищи его.

Наш царь Петр тоже поручал господину Шумахеру договориться о покупке. Прислал ему письмо, денег и мочало.
— Что за черт? — бормотал Шумахер, брезгливо разглядывая мочало с разных сторон.
Впрочем, это недоразумение вскоре выяснилось. Поговаривают, писал Петр, что внутри колеса имеется карла, всю машинерию в движение приводящий. Так ты и сего карлу прихвати. Ежели же он начнет кричать караул, то заложи в евойный рот мочало, которое я тебе с сим письмом отсылаю.

В конце концов Орфиреусу так все надоело, что он сказал: «Гори оно все огнем», лег и умер, а тайну свою унес в Вечность. Вот так, из-за жадности и прочих пороков, мы остались без вечного двигателя. А то сейчас бы имели каждый по колесу и горюшка бы не знали. Хотя, с другой стороны, тогда и нефть бы не нужна была, и наши многочисленные вертухаи, под охраной которых мы все ныне процветаем, оголодали бы уже до прямого неистовства и, возможно, съели бы нас, начав с хвоста.

— Глупости! — послышался голос завхоза. — Наука доказала, что вечного двигателя не бывает. Да и здравый смысл тоже подсказывает.
— Ахъ, завхозъ, ахъ, Аперитивъ Одеколоновичъ (или какъ тамъ тебя?). Наука доказала, что и Бога нѣтъ. А здравый смыслъ много чего подсказываетъ, но слушать его не стоитъ. Вотъ взять хотя бы Столовую №100. Чѣмъ не вѣчный двигатель? Вѣдь сейчасъ уже есть восемнадцатилѣтнiе охламоны, которые въ жизни своей не видѣли ея закрытой. А тоже наука доказывала и здравый смыслъ подсказывалъ, а директоръ взялъ да и спроворилъ.

И тут все стали аплодировать директору, а он в это время ел голубец и, не разобравшись, решил, что все аплодируют тому, что райтер наконец-то замонетизировал, и кинулся райтера обнимать, а райтер решил, что директор сделался искренен и бескорыстен, и стал обниматься тоже, а за углом вдруг раздалась «Ода к радости», которую исполнял бродячий симфонический оркестр, в небо взмыло стадо голубей (и это уже неизвестно откуда). И в конце концов посредине всего объявился Василий Иванович и как человек с наиболее загребущими руками обнял уже всех разом:
— Ну, не ожидал я, друзья мои, что в вашем белогвардейском гнезде так будут день чекиста праздновать. Мерси, порадовали старика.
— Чаво-о-о?
— Да ведь сегодня же День специалиста по безопасности. В КГБ — один из престольных.
— Да найдется ли день, когда у чекистовъ въ РФ не праздникъ? Будетъ ли у этого вѣчнаго двигателя выходной?
— Так, вот что-то интонация мне эта не нравится. Подавайте акцию, пока этот ваш райтер чего-нибудь опять не ляпнул.

Акция: суп с фрикадельками 55 рублей, шницель из курицы 48 рублей и картофель пикантный 40 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG-20150417-WA0000.jpgIMG__20151019__104924.jpgIMG__20160118__094456.jpg




Акция 05.11.2018 10:50

Сегодня празднуется всенародный праздник — День разведчика и просто любителя полюбопытствовать и поковыряться в чужом барахле. Как известно, сам Неназываемый всю жизнь оттачивал это искусство, еще в школе досаждая своим товарищам неожиданными проникновениями. Знающие люди говорят, что он достиг в этом таких небывалых высот, что даже его жена так до конца и не обрела уверенности, замужем она, в конце-то концов, или беременеет от чтения детективных романов. Может быть, что он и сам этой уверенности не имел. Кто знает? Но в любом случае сегодня будет принимать поздравительные шифровки и растроганно проливать слезу. 

Мы тоже зашифровали как могли и отправили. Написали просто: «Тетя умерла тчк Приказала долго жить». Завхоз применил к этому несколько ключей, и каждый раз получилось поздравление. Вот то есть какая хорошая вышла шифровка. Только один раз расшифровалось не совсем к месту: «С днем, стало быть, единства ядущего с ядомым». Но и тут оказалось, что чекисты именно так праздник народного единства и трактуют, и неуместность заключается только в запоздалости поздравлений, что для столовой простительно. 

Давно уже прошли те времена, когда быть шпионом считалось зазорным, и теперь даже в свободолюбивой Америке любимым персонажем голливудского кино является государственный служащий с лицензией на убийство. Впрочем, учитывая, что все мы дружно шуруем в царство антихриста, удивляться не приходится.

Единственное неудобство этого праздника заключается в том, что непонятно, кого поздравлять, потому что все достойные живут с приклеенными усами и под чужими именами, а часто — в чужих квартирах с чужими женами и курят по утрам чужие сигареты, что в их работе совершенно необходимо. Поэтому если их найти и начать лезть с поздравлениями, то неминуемо появляется еще целый ряд неудобных вопросов, причем не столько к поздравляемому, сколько к поздравителю, который, ничего не подозревая, стоит, по-дурацки улыбаясь, с цветами в деснице и тортиком в шуйце, а поздравляемый меж тем всегда на чеку.
— С днем шпиона вас, Иван Иваныч.
— Ба-бах!

Поэтому мы сегодня ограничимся поздравлением только явных и всем известных наушников и засланцев. Потому что жизнь нам дорога, а дверные ручки мы предпочитаем чистые, а не измазанные всякой опасной для здоровья гадостью. Вы же, дамы и господа, как люди, без сомнения, храбрые, можете поздравлять кого угодно, тем более что большинству это только польстит и больше ничего. В крайнем случае, если нарветесь на злопыхателя, он тоже измажет вам дверную ручку, но так как у злопыхателей еще руки коротки, то измажет чем-нибудь противным, но неопасным.

А райтер сдал тушечницу завхозу и уехал в город Пятигорск. Ему так понравилось, что он решил поселиться там навсегда, но именно в тот момент, когда это решение вполне оформилось в его голове, пролетающая сорока обронила ему на лысину греческий орех, и райтер немедленно вспомнил о судьбе несчастного Эсхила, перепугался и засобирался на родину. Этим он занят и теперь.

А акция сегодня таинственна, но все равно попалась: борщ 21 рубль, котлета рыбная 47 рублей и пюре картофельное 28 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

img_20170717_111030.jpgIMG__20150830__100409.jpgIMG__20150802__093139.jpg




Акция 29.10.2018 10:01

Не успел еще, кажется, выветриться алкогольный дух из элегантных, но, впрочем, весьма вместительных стаканчиков военной бухгалтерии, как уже прямо в самые глаза катит праздник военных сторожей, которым тоже, конечно же, приданы просторные стаканчики и которые не менее военных бухгалтеров склонны к употреблениям, а иногда (из-за специфики службы) — и к злоупотреблениям.

Официально праздник зовется Днем работников вневедомственной охраны Росгвардии, поэтому всем ясно, что основная их работа заключается в наблюдении за звездами сквозь оптические прицелы, игре на свистках, украшению друг дружки венками из кленовых листьев и прочем сатириазе. А от таковой работы и до злоупотреблений рукой подать, потому что до начальства в тех местах далеко, а до Бога высоко. Однако, имея в виду, что начальством там может служить любой хлыщ рангом не ниже слесаря в звании ударника коммунистического труда, то и его близость ситуации изменить никак не в силах. Да, впрочем, не такое уж и далекое это начальство, и мы должны, чего уж там, честно сознаться, что и прямо-таки недалекое.

Командует военными сторожами генеральный сторож или как-то так острожный, что ли, генерал и одну часть отведенного ему Богом времени тратит на всевозможную охрану и благоухание душистым мылом, другую же — на расхищение, хотя и не забывая при этом хорошо пахнуть. Из всех членов, какими составлен сей воитель, более всего выделяется губа, которая отнюдь не дура. Все же остальное в этом смысле — не очень и даже, вернее будет сказать, очень и очень не очень. Но, по крайней мере, хватательный рефлекс развит был уже в молодые годы, а благодаря упорным упражнениям преобразился в произвольное захватывание всего, что плохо лежит. Как ему это удается — великая тайна и большой государственный секрет, раскрытие которого чревато развалом РФ на мелкие кусочки. Престидижитаторы прямо сказали, что это — безобразие и позорное пятно на всей престидижитаторской возне:
— Не надо в десять раз наценять, это же картошка просто.
— А во сколько же надо?
— В три хотя бы…
— Ишь ты! А три больше десяти?
— Б-больше.

А Василий Иванович даже обижается и подает со своего места уязвляющие реплики.
— Тут, понимаешь ли, не столько живешь полной жизнью, что мне настоятельно рекомендовал участковый терапевт, сколько озираешься все время. Верьте слову, иной раз и захочешь нечто поглотить, так такие искушения найдут, что плюнешь и поневоле пойдешь хитрить, изворачиваться и схему чертить. А вы, к примеру, знаете, каковы нынче схемы?
— Это вы ко мне обращаетесь? — спросит, оглядевшись по сторонам, случайный прохожий.
— К вам, к вам. Следует не головой вертеть, а спросить «каковы».
— Что же… И каковы нынче схемы? — пожмет плечами прохожий.
— А таковы, что только добрую вещь задаром на кусочки раскрошат, десять процентов в виде подачки сунут и еще в спину «престидижитатором» кольнут. А этот — пожалуйста, не клят, не мят.

Мнение, что он является незаконным сыном Неназываемого от какой-то блохастой незнакомки, конечно же, ошибочно. Да и как вы себе это представляете? Стоит, стало быть, незнакомка и почесывается:
— Вот, ваше чекистское величество, беззаконный сыночек ваш, Виктор Васильевич называется. Извольте данный плод низменных страстей принять и к месту пристроить. А от себя хочу прибавить: за карманы держитесь, когда станете с ним говорить.

Фу, ну чушь же, чушь собачья. Из такой передряги и любой дурак выберется в два счета, не то что наш престарелый журавель, который, прежде чем ступить, на двадцать шагов вперед все разнюхает и предвидит. Да и блошиный детектор ее еще у подъезда скрутил бы и водворил по месту жительства.

Мнение же, что генеральный сторож — это просто неудачный и нелюбимый клон нашего архонта, правдиво только отчасти. Он, конечно и вне всякого сомнения, горячо любимый. И, может быть, даже благодаря тому, что неудачный. Таких всегда жальче всего бывает.

В виде доказательства райтер даже от начала до конца спел песню “Mary had a little lamb”.
— Дурацкое какое-то доказательство. А ты знаешь ли, что у этого little lamb триста тысяч человек под ружьем стоят и им разрешено в детей стрелять?
— Господи, почему же въ дѣтей-то?
— А потому. Я надеюсь, что это иносказание такое, но которое впрямую означает, что брехунов, которые по столовкам засели, они могут вообще разорвать на сто кусочков, потом пересчитать, сдать на хранение в кусочкохранилище, а взамен получить премию и пойти дальше под ружьем состоять. Сверх того, генерал может вызвать на дуэль, а так как про дуэли он знает не более, чем о прочем, то тебе каюк.

А акция сегодня: рассольник 17 рублей, котлета куриная 37 рублей и на гарнир рис  24 рубля за порцию.… Такого поворота мы не ожидали, честно говоря. Значит, акция… Подумать только, сто кусочков! Ведь это не разберешь, где какой. А а…кция, стало быть, посвящается… Кусочкохранилище! Ведь там заведомо все кусочки перепутаны! Посвящается акция нашим дорогим, без которых мы все разбежались бы и встали на голову себе во вред. Боже, Господи сил, Пушкина на дуэли убили, Лермонтова, если еще и райтера! Вот уж будет компот: Пушкин, Лермонтов и райтер. Когда вы сегодня услышите из кустов незатейливую игру на свистке, то с криком «Поздравляем!» уносите ноги. Райтера мы надежно спрятали между капустными кочанами. Он говорит, что вполне может не дышать минуту, потом придется перепрятывать.

Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

rassolnik.jpgimg__20160331__101111.jpgIMG__20160109__143524.jpg




Акция 22.10.2018 09:54

Как бы это ни было удивительно, но сегодня празднуется День финансово-экономических войск Российской Федерации. Честное слово, волосы становятся дыбом от мысли, что мы теперь, возможно, у всех на глазах выбалтываем государственную тайну. Но вроде бы нет. Во всяком случае, календарь первый протрепался, с него и спрос, а мы тут не при чем. В конце концов, если есть военная медицина, специализирующаяся на военных болезнях и ведающая всеми воинскими клистирами зеленого цвета со звездой, и военная история, трактующая исключительно об обманных маневрах, пальбе из пушки и кровопролитиях, то почему бы не быть и военной бухгалтерии? Тем более, райтер говорит, что бывает и военная кулинария, и жестокая военная парикмахерия, и даже таинственные гинекологические войска, где все целыми днями только и делают, что дают друг дружке подписки о неразглашении, пошевеливая поседевшими волосами:
— О-о-о, брат…
— Да-а-а, брат…

Ратная кулинария, по его словам, имеет защитный цвет (по крайней мере, пока он служил срочную службу, то в его тарелке все время плавало что-то цвета хаки с бурыми вкраплениями) и способна причинить противнику смерть неминучую. Своим же солдатам может и не причинить, по крайней мере, не неминучую, что напрочь ниспровергает тезис о том, что военная наука вообще и ее кулинарная отрасль в частности имеет целью истребление собственного населения. Впрочем, надеяться уйти от нее без вреда тоже не стоит. Именно ее достижениям мы обязаны той беготне, которая порой поселяется в тех, в общем-то, неспешных и наглухо закрытых уголках, которые в народе зовутся военными частями, а в самих частях носят звание юдоли земной и проклятого места. Ну и, конечно же, гастрит, который служит в армии чем-то вроде знака отличия просто за службу, безотносительно к ее порочности. Доказывается это тем, что военная медицина не склонна его лечить, оставляя на совести гражданских безалаберных врачей, у которых, как известно, нет ничего святого и которые смотрят на гастрит просто как на недуг, хотя и, без сомнения, милитаристический.

Вообще же военная медицина сводится к строевой подготовке и упованию на молодость и природное здравие солдат. Подгулявшие же старшие офицеры и генералы в зону ее ответственности не входят, предпочитая записываться к штатским докторам.

Военная парикмахерия и вовсе проста, бесхитростна и преследует только одну цель — драть человека за волосы до тех пор, пока он совсем не облысеет. Для облегчения этой задачи в министерстве обороны придумали специальную машинку. Технические характеристики ее инфернальны и человекоубийственны от начала. Кроме этого, военный парикмахер обязывается содержать ее в постоянной тупости и не чистить ни за что на свете. Раньше ему предписывалось протирать лысину клиента царской водкой, но теперь, из-за умягчения нравов, уже не предписывается, но отдается на усмотрение. Райтер очень боялся, что и его лысину усмотрят нуждающейся в царской водке, но ему только капнули немного на макушку. Он и теперь может показать ее любопытным, а они, в свою очередь, убедиться, что макушка эта чиста, как коленка, и даже до того, что, присмотревшись, можно увидеть, как райтерские мысли бродят туда и сюда по всей его голове, не встречая там для себя никаких препятствий.

Про гинекологические войска мы бы ничего не написали из скромности, но не напишем потому, что ничего о них не знаем.

А вот про военных бухгалтеров нам кое-что известно. Комплектуются эти войска теми бухгалтерами, отважность которых уже усилилась настолько, что требует ношения мундирного пиджака, но при этом не настолько, чтобы рисковать им в сражении. В кобуре он носит двуствольный калькулятор, но, в сущности, отличается от обыкновенного, всем нам знакомого бухгалтера только тем, что его, в случае если он опоздает положить платежки, можно запросто расстрелять. Мы уже узнавали: с нашим бухгалтером этого проделать нельзя, а очень жаль. И еще, если он все-таки не забыл положить платежки, его можно наградить медалью Дутова, который Дутов наверное был самым неистовым бухгалтером во всей советской армии. Медаль военный бухгалтер носит с удовольствием и чистит ее скипидаром. Коротко говоря, при таковой отважности отечественных бухгалтеров, аутсорсинга ожидать не приходится. Да и о каком аутсорсинге может идти речь, когда портупея и кобура волнующе пахнут кожей, а мундир блестит медалями и идет к лицу.

Таким образом, сегодня мы поздравляем военных бухгалтеров, желаем им держать хвост пистолетом, а всем вообще желаем финансово-экономического благополучия и цветов. Акция: борщ 20 рублей, гречка 24 рубля и печень с овощами за 52 рубля. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20150802__093139.jpgIMG__20151212__104257.jpgIMG__20160318__104947.jpg

.




Акция 15.10.2018 09:53

Пятнадцатого октября отмечается Международный день сельской женщины по версии ООН, или, попросту говоря, Международный день бабы, то есть бабий день, приуроченный к началу бабьего лета. Поэтому все те, которые поздравляли баб международным женским днем, дарили цветы и подлизывались, всё делали неправильно и прямо расточали там, где следовало без лишних слов собирать. Оправданием им может служить только то, что баба теперь расползлась по свету во всех направлениях, мимикрировала и встречается всюду — от академии наук до академии пива. Была замечена даже в правительстве, где правит с таким видом, будто испокон веков тут сидела, руками водила и ничего экстренного в этом не усматривает, а в перерывах меж заседаниями бежит в уборную и с остервенением лузгает там подсолнухи. Покуда она удерживается от празднословия, её, бывает, и не отличить, если она, конечно, познакомившись с парикмахерской, не начинает строить на своей голове вавилонские столпы или куртуазно сплевывать в кулачок черную шелуху.

Старые словари согласно сообщают, что баба красна лицом, округла статями, приятна для глаз и вожделенна. Хотя и там уже делается сноска, что баба может быть костистой, как Джулия Робертс, безбровой чухонского вида дылдой, размахивающей руками и сморкающейся в свои многочисленные передники, что говорит о том, что она уже и в те далекие времена была изменчива и, без всякого сомнения, строптива. Добывала пропитание из самой земли и вроде бы разбиралась в разнообразных умолотах, озимых и умела принимать роды у коровы. За ее нравственностью наблюдал сам Император Всероссийский, следя, чтобы возле каждой бабы неусыпно находился особенный мужик, вооруженный народной мудростью, как то: «Бей бабу молотом, будет баба золотом» и прочей в этом роде. Но после, не то от излишней неусыпности, не то вообще от природной склонности, мужик все проспал, закружился и в конце концов тронулся умом, а баба, оставшаяся без призора, пошла колесом: начала путать опорос с удоем, задумываться о своей роли в человеческой симфонии и приходить к выводу, что роль эта заглавная.

В русской церкви, после того как спятившие мужики увезли куда-то церковного старосту вместе с бородой и нашейной медалью, она изображает соль земли, и никто, кроме нее, не может так здраво рассуждать о маслице, водичке и земличке с их целебными и спасительными свойствами. В православном календаре для нее пишут о тульском самоваре, калязинском кружеве, а также раскрывают тайны загибания капустных пирогов. Наводит строгости и нагоняет страху, хотя иногда, как на грех, вдруг соблазняется перфомансом и начинает плясать на амвоне. Тогда бабе заламывают руки и отводят в кутузку. За строгости же и земличку в кутузку бабу не ведут, что нам, в Столовой №100, кажется непоследовательным и странным.

В Столовой №100 баба, конечно же, кушает. Вообще, она очень тянется ко всякого рода деликатности и всегда держит мизинчики наотлет. Официантам она говорит «Спасибо большое». Если ей случается придержать дверь, то на благодарный кивок она начинает петь: «Ой, да не за что. Ой, да что вы. Ой, да я всегда так-то». Может даже нарочно обогнать вас и придержать дверь еще раз. А потом еще. При этом убить ее сложно: она имеет крепкие кости и толстую шкуру. Не забывайте также, что некогда она бесстрашно управлялась с коровой. А еще, как доносит поэт Некрасов, останавливала на скаку коня. Было даже время, что кони не начинали скакать, прежде не убедившись, что на дороге не маячит какая-нибудь баба. Это, кстати, единственное, что примиряет с бабой райтера: «Давно уже слѣдовало остановить эту скотину», — мстительно шипит он всякий раз, когда слышит эту басню про коня.

Все вообще международные бабы различаются только местными колористическими чертами. Так, африканская баба умеет растворяться в воздухе, китайская — кидаться пряниками, а австралийская сама может скакать и остановить ее никто не смеет.

Так и не пришедший покуда в разум мужик отличается от бабы только невыразительными половыми признаками и тем, что, не имея собственного праздника, вынужден принимать носки и крем для бритья вместе со служащими Красной армии. Поэтому его, в сущности, тоже можно поздравлять направо и налево. Мы, например, поздравили сегодня нашего друга и тайного жулика Василия Ивановича.

И акция сегодня тоже приятна для глаз и вожделенна. Правда, что познать добро и зло не получится. А может быть, и получится. Не попробовавши, не узнаешь. Акция: суп гороховый 17 рублей, котлета по-домашнему 52 рубля  и на гарнир пюре картофельное за 27 рубля порция. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20160307__083421.jpgIMG__20150830__100409.jpg




Акция 08.10.2018 10:02

Восьмого октября, в год, который никто и не упомнит, Джон Безземельный захватил английский трон. Давно уже этот гад прохаживался вокруг, примеряясь, как бы, дескать, захватить. То слева зайдет, понюхает воздух, то справа примется линейкой чего-то измерять, то сзади пристроится и сопит там, как барсук. Ричард однажды даже не выдержал:
— Чего это ты тут все крутисси, крутисси, а?
— Да я так, батюшка братец, просто, – а сам все в тетрадку что-то пишет.
— То-то же «просто», шел бы уже позанялся. А ну, убери руки, я сказал! Дай сейчас же сюда линейку, а теперь иди, иди куда-нибудь…
— Ох, боюсь, обнесет меня Ванька-то, — часто говорил Ричард своим придворным. — Вона грабли-то какие загребущие отрастил, страсть. Ходит все, примеряется. Целый ворох линеек уж у него поотобрал, а он все новые где-то достает. И где вот он их берет, скажите на милость?
— Ну, справедливости ради, вы и сами-то папыньку обнесли, — подмигивали придворные.
— Папенька, упокой Господь его душу, сам был кругом виноват, — резонно отвечал Ричард, — а я ни в чем не провинился. Буквально ни в чем.

И тут Ричард был совершенно прав. Он был во всех отношениях очень хороший и положительный король. И этот его французский шарм, и отчаянность, и стать. Все вокруг удивлялись, как, мол, у одних и тех же родителей могли выйти такие разные дети. Один стихи сочиняет на французском языке, а другой — просто злющий гад и больше ничего. Дали ему землю в Ирландии, другой бы рад радешенек был, а этот нос воротит:
— Черта ли мне в этой вашей Ирландии? Одни эти ирландцы косоглазые чего стоят.
— Господь с вами, — увещевали его все вокруг. — Что вы такое говорите? И никакие ирландцы не косоглазые, вот, извольте посмотреть. Эй, ты! Как бишь тебя? Ирландец, поди-ка сюда! Вот, взгляните-ка. Ах, вот ведь, этот и правда того: один глаз на нас, а другой — на Белфаст. Ну, ничего, сейчас другого найдем.
— Да идите вы…

И вот, восьмого октября захватил, хотя обещал не захватывать. Ричард, прежде чем уехать на войну, назначил наследником своего племянника Артура, а с Джона взял обещание не захватывать.
— Не будешь захватывать?
— Не буду.
— Обещай мне.
— Ну, обещаю.
— Ешь землю, паразит.
— Да вот еще, сказал же. Что за детский сад?..

А сам первым делом и захватил. Даже Робин Гуд, уж на что злодей был, а и тот приезжал и сказал, мол, что это никуда не годится.
— Никуда это не годится, — так и сказал, о чем есть соответствующая запись в древних источниках.

Вот какой ужасный врун был этот Джон. Потом он еще поймал богатого еврея и драл ему зубы, пока тот не отдал ему все свои деньги. Увел некоторую девицу прямо из-под венца, зарезал племянника, брехал через слово и даже, как говорят, поворовывал. Мы надеялись, что Робин Гуд и тут не одобрит, но он, душегубец, одобрил. Особенно штука с евреем ему понравилась.
— Неужто все деньги отдал?
— Все до копеечки.
— Вот это, я вам скажу, королевский размах.

И хотя многие историки считают, что между королями это было обычное дело и что Джон в этом смысле особенно не выделялся, а в Столовой №100 все-таки его не любят. Директора особенно возмущает то, что он Хартию подписал. Другие монархи тоже, по всей видимости, это ему в сугубую вину поставляют. Во всяком случае, своих наследников никогда больше Джонами не называли и не называют от греха подальше.

На райтера все эти истории возымели такое действие, что король Джон ему даже во сне привиделся. Восстал с матрасика с измятой щекой и растревоженным сердцем.
— Мне, — говорит, — нынче английский царь Иван приснился, бр-р-р. Не помню, чем он там занимался, помню только, что какими-то несвойственными царю делами.
— Не иначе, хартию подписывал, гневом Божьим король Англии, — сказал на это директор.

А акция сегодня посвящается Дню танкиста Армении. В календаре не пишут его имя и фамилию. Должно быть, что армяне секретничают, поэтому мы поздравляем безымянного танкиста, который карабкается день-деньской по горам. Желаем ему своим грохотом не вызвать обвал и вообще не укатиться в пропасть или другую горную дыру. Впрочем, про танк там речи нет (иначе праздник бы назывался День танковых войск). Может быть, что танкист его уже продал и избавился таким образом от бесчисленных опасностей. Акция: борщ 20 рублей и солянка со свининой 69 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171916982, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20150802__093139.jpgimg_20171204_102628.jpg




Страницы: 1 [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]
Адрес:
г. Астрахань ул.Брестская, 9а. 
GPS: N 46°19.48' E 48°1.7',ул. Кирова, д. 40/1,координаты GPS: N46.343317, E48.037566