Новости

Акция 28.11.2016 09:21

Во всем крещеном мире сегодня киберпонедельник, а это значит, что Столовая №100 опять в пролете. Ну не готовят у нас кибернетическую еду, и на это есть тридцать восемь причин. И хотя тридцать пять из них дурацкие и надуманные, но зато другие три такого рода, что обойти их никак нельзя.

Причина, которую высказывает директор, длинная, скучная и запутанная, потому что он сотворяет причины только по своему образу и подобию и других не сотворяет. Повторять ее — значило бы обрекать себя на скучные и запутанные длинноты и, таким образом, многим рисковать. А понять ее до того даже, что считать как бы своей собственной, значило бы превратиться в странствующего директора и лишиться всего человеческого.

Причину же райтера повторять можно сколько угодно и ничегошеньки ровным счетом не произойдет. Такая она то есть, коротенькая, славная и распутанная. Райтера можно среди ночи разбудить — он и тогда ее может любому любопытствующему повторить. Откашляется, поправит ночной колпак и молвит человеческим голосом: «Столовая №100 потому в пролете, что мы, клиентов возлюбив, опасаемся, как бы их не шарахнуло током, а теперь чешите из моей спальни, я сейчас караул кричать буду».

Третья же причина в том, что повара кибернетическую еду не готовят из принципа. И мы этому очень обрадовались, потому что мыслили их беспринципными и начали уже подозревать, что они не хотят ее готовить из революционных или других мятежных соображений. Поэтому у нас от сердца отлегло и больше уже не налегало.

После всего этого стоит ли говорить, что акция сегодня не имеет в себе ничего кибернетического, а только натуральные продукты, состряпанные принципиальными женщинами с высшим поварским образованием. Акция: борщ 18 рублей, котлета мясная 49 рублей и гарнир из перловой крупы 23 рубля.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

P.S. А братию поздравляем с началом Рождественского поста. Напоминаем, что хотя теперь благословляется рыба, но подвиг христианина не в том, чтобы излучать слабое свечение в темноте, а в другом.

IMG__20150802__093139.jpgIMG__20151228__103510.jpgIMG__20150830__100424.jpg




Акция 21.11.2016 08:29

В раньшие времена, когда мир был на год моложе и невиннее, на кухню Столовой №100 еще поступали иногда взволнованные письма от распрекрасных незнакомок и таинственных мужей совета. Вопросы имели прямо онтологический характер и так глубоко вдавались в религиозные и философские области, что в ответ можно было врать все что угодно и при этом еще оставаться приличным человеком. Теперь же, когда мир совсем уже обрюзг и, как кажется, решился не взыскивать грядущего града, но обустраиваться в зде пребывающем, взволнованные письма сплошь обратились в деловую корреспонденцию.
 
Разделить ее можно на три группы, и первую группу отделить особенно легко, потому что там всего одно письмо с вопросом «А почем у вас теперь гречка?». Но хотя отделить-то этот вопрос легко, но вот ответить почти невозможно. Потому что в цене на гречку участвует столько тяжких страстей, граничащих иногда с уголовными преступлениями, столько ревности, цинизма и бессмысленного лганья, что ответить мог бы только Данте Алигьери и только в стихотворной форме на итальянском языке, что только еще все запутало бы. Кроме того, райтер считает гречку в русских фунтах (причем делает это не из любви к русским мерам, а только из ненависти к метрической системе), а директор — как раз из любви, но к гречке — склонен считать ее в аптекарских нюрнбергских фунтах, что, понятное дело, ясности не добавляет.
 
Вторую группу составляют предложения работы райтеру. Но, люди добрые, если бы райтеру за каждое согласие пойти поработать давали бы по рублю, то он бы сейчас имел рубль и больше ничего. А рубль — не гречка, всем известно, почем у нас теперь рубль. Поэтому работать райтеру совсем нельзя, это ясно. Особенно если припомнить о его многонедужности. Ведь его даже звали в медицинскую академию работать образцово-показательным больным на полном пансионе, и если бы он согласился, то было бы у него теперь два рубля. Ведь его даже доктор Зеленкин тыкал каким-то блистательным кипяченым прибором в разные места и диву давался от райтерской способности испытывать боль всюду и даже там, где и райтера-то, собственно, не было. Зеленкин даже приглашал коллег и они все вместе тыкали, а райтер извивался, как уж на сковородке, и угрожал. Ведь знали вы или нет, но на тех листовках в поликлиниках, на которых пишут «ВОВ и ИОВ без очереди», под Иовом понимается именно райтер и никто другой. А как он теряет внутренние и внешние органы! Да ведь он сам же говорит, что если динамика сохранится, то хоронить его будут в коробке из-под обуви, потому что к тому времени от него останутся какие-нибудь пустяки: нос, пара ушей и коробка из-под обуви, которой он смолоду дорожит. Шут с ним, лучше его не трогать. Чревато.
 
Третья, самая многочисленная группа писем, содержит вопрос о веществах, которые употребляет опять же райтер. Эти корреспонденты наиболее дотошны и всё хотят подробностей: латинские и русские названия, дозы, побочные эффекты, ареалы произрастания, цены и многое другое, до того иногда специальное, что законно читать эти письма можно только в присутствии конного полицейского и пожарной машины (таков закон, ничего не поделаешь). Спросили самого райтера. Оказалось, что употребляет. Где-то берет засушенный крапивный лист, заваривает кипятком и пьет лицом на восток (при его малогабаритном образе жизни пить в другие стороны нельзя — мешают коленки), закусывая плодами боярышника. Делать нечего, послали за Зеленкиным и приготовились ждать, но оказалось, что Зеленкин никуда и не уходил, а караулил под дверью, поэтому тут же вбежал и взялся нюхать крапивный отвар и разглядывать его на свет. «Да, — сказал, — науке хорошо известна эта гадость, но никаких противозаконных эффектов она вроде бы не имеет. В ней только топятся фруктовые мушки и еще у одного маленького элегантного тритончика с острова Суринам от нее мутнеют очи, но так как сам он ничего не пишет и все сведения о нем мы получаем из третьих рук, то и сказать наверняка ничего не можем».
 
То есть, дамы и господа, идея прокопать тоннель от Столовой №100 на Брестской, 9а до столовой на Кирова, 40 пришла не извне, не в условиях измененного сознания, а зародилась, используя наличные средства. Именно поэтому доктор Зеленкин говорит, что ничего поделать с этим нельзя. Нельзя, он говорит, запретить вам то, чего вы и так не употребляете. Могу, говорит, впрочем, запретить соленое-копченое или рекомендовать грелку на голову, и это даже может дать кратковременный эффект, но, в целом, конечно, дело табак.
 
В основе идеи тоннеля лежала мысль о том, что нестись под землей в какой-нибудь люльке на проводе — само по себе удивительное приключение. Кроме того, предполагался сокрушительный эффект от неожиданного выскакивания из недр прямо посреди производственного процесса. Райтеру особенно хотелось выскочить с криком: «Попались! Взять их всех!» Практичный директор хотел также устроить развлечение для сумасшедших туристов, которых ожидает со дня на день.
 
Начали с того, что велели Курятиной или Бараниной (мы их часто путаем) ископать тоннель. Через два часа пришли проверить: тоннеля нет, а вместо него — кастрюля горохового супа. Что же это? Хорошо. Тогда дали ей лопату и рассказали, как пользоваться. Через два часа, глядь: гора оладьев из индейки и никакого тоннеля вообще.
— Да ты лопатой-то пользовалась?
— А то как же.
— Удивительно. Ну, пробуй еще.
 
Через два часа опять пошли справиться, так что даже уже райтер застонал: кто бы мог подумать, мол, что рытье тоннеля такое каторжное занятие.
— Ну?
— Вот!
— Это что же?
— Жареная картошка…
— А тоннель?
— … с грибами.
 
Вот так частная инициатива в нашей несчастной стране всегда наталкивается на саботаж наемников. Потом тоннель все-таки начали копать, но сразу наткнулись на плиту и, так как совсем не ждали саботажа еще и со стороны физической географии, то совершенно пали духом. После восстали, потом опять пали, восстали и снова пали, и так постепенно жизнь и наладилась.
 
А акция сегодня проста и лаконична, потому что должно же хоть что-то в Столовой №100 быть простое и лаконичное: суп гороховый 14 рублей, картофель жареный с грибами 53 рубля и оладьи из индейки всего 30 рублей за порцию.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
oladi_iz_indeyki.jpgsup_gorokhovyy_2.jpgIMG__20160307__085743.jpg



Акция 14.11.2016 10:33

Сегодня календарем воспоминается приключение нью-йоркской журналистки Нелли Блай, которая в 1889 году решилась побить рекорд Филеаса Фогга и отправилась в кругосветное путешествие. Поначалу она, правда, мечтала побить рекорд д Артаньяна и трех мушкетеров, но ей разъяснили, что мушкетеры, собственно, никаких рекордов не устанавливали, а махать шпагой в разные стороны, это вообще не рекорд, а уголовщина. Вся поездка сопровождалась большой шумихой и почти каждодневными сенсациями, подкрепленными черно-белыми фотографиями. «Сенсация! Отважная журналистка купила билет на пароход!», «Сенсация! Нелли Блай надышалась морским бризом!», «Сенсация! Смелая женщина проспала завтрак, но не растерялась!», «Сенсация! Репортер «Нью-Йорк уорлд» спросила за ужином вторую порцию шампанского и ей принесли!» и так далее.  
В Столовой №100, в деле соревнования с литературными персонажами, тоже все обстоит замечательно, но, конечно, без того шума, какой устроила Нелли Блай. Завхоз, например, медленно, но с упорством асфальтоукладчика, один за другим бьет вымышленные и основанные на реальных событиях рекорды связанные с употреблением алкоголя. И если вы прочитаете вдруг, что какой-нибудь там Иван Стаканыч восстав от сна выпил ведро вина и чуть было ноги не протянул, то будьте уверены, что наш пылкий завхоз наверняка все это уже проделывал. То есть, на какую бы алкогольную вершину кому бы не удавалось взобраться, он первым делом видел неприличный рисунок и обидную надпись за подписью завхоза. Что-нибудь типа «выкусите» и тому подобного.
Директор, как всем известно, уже повторял подвиг халифа аль-Рашида. Оказалось, впрочем, что он начисто лишен актерского дарования. И когда вторгся на кухню в приклеенных усах со словами: «Здравствуйте, а я просто таинственный незнакомец, не внимайте», то в него полетели все подручные поварешки. Из этого был сделан вывод, что если таланта нет у тебя, то имей хотя медный лоб и да не пострадаешь. Теперь директор мечтает, чтобы коллектив столовой повторил события, описанные в советских героических романах. Словом, жаждет крови до того, что даже сам выдумал несколько надрывных сюжетов на производственную тему.
А райтер не разбрасывается по многим литературным произведениям, но каждый день воплощает образ Ильи Ильича Обломова и желает добиться в этом деле идеальной точности. Покуда, говорит, не добьюсь, прошу меня не беспокоить.
А сегодняшняя акция должна была бы тоже соперничать с каким-нибудь литературным обедом, но выяснилось, что такую роскошь ни в сказке сказать, ни пером описать: уха 19 рублей, поджарка из свинины 53 рубля и гречка отварная 27 рублей за порцию. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
podzharka_iz_svininy.jpgIMG__20151109__103340.jpgimg__20160325__141915.jpg



Акция 07.11.2016 08:38

Сегодня 7 ноября и райтеру предсказуемо заложили в рот кляп. Он просил с клубничным вкусом, но деспотизм, царящий в Столовой № 100, таков, что нашлись только с ванильным, шоколадным, банановым, каким-то грейпфрутовым и просто с томатным. Да и вообще непонятно, зачем это было делать: ведь тексты-то он набирает не ртом, а пальцем, причем, не говорит каким именно (а теперь, с ванильным кляпом, и вовсе только мычит и жмурится). Обмакивает его в яд и набирает. Хотели вычислить и стреножить ядовитый палец, но оказалось, что все пальцы одинаково ядовиты, а ядышница нужна ему, видите ли, просто как модный аксессуар. Даром, что ее подарил христианин старого обряда, которого двоюродная сестра бывшей жены была первым браком жената на племяннике франкоязычного (райтеру послышалось «франкоязыческого») канадского пожарного по фамилии Полищук.
 
— А вот и не даром, не даром! — кипятился директор. — Раскольники, Америка, точно уж даром, что северная, Полищук и, как следствие, — ядышница.
 
«Эдакъ все на свѣтѣ связать можно. И самъ Неназываемый окажется внучатымъ племянникомъ кому угодно», — написал на салфетке райтер.
И тут погасли свечи (никакой мистики, просто у нас бывает, что электричество отключается само собой, а это уже, разумеется, мистика), и на пороге оказался, как всем в потемках показалось, сам начальник почтового департамента князь Александр Николаевич Голицын, впоследствии, при зажженной спичке, явившийся страдающей женщиной, матерью-одиночкой и почтальоном в одном лице, принесшей телеграмму от Василия Иваныча, гласившую: «Опять софистика!»
 
Василий Иванович, конечно, почти каждый день шлет нам возмутительные телеграммы, таковы уж его представления о дружеских отношениях, мы уж и внимания не обращаем, но теперь директор вцепился мертвой хваткой:
 
— Вот! И не в бровь, а в глаз! Зароем же проклятую ядышницу в степи. Зароем, брате, при луне. И пометим место мертвыми костями. Уподобимся неясыти пустынней, будем яко нощный вран на нырищи.
 
— Ма-а-амачки! — донеслось из темного угла от почтальона. — Распишитесь кто-нибудь.
 
Еще немного и он сочинил бы былину в древнем вкусе, но в этот момент под самый его нос поступила очередная салфетка: «Ядышницу-то мы зароемъ, а какъ съ пальцами быть?»
 
— Ничего, мой несчастный друг, может, они еще и не ядовитые.
 
«Ишь ты какой! А вотъ я тебѣ сейчасъ пальцемъ въ глазъ ткну! Узнаешь тогда. Да мой палецъ если даже приходилось кому-нибудь просто лизнуть, то тошнило всѣхъ — и лизнувшаго, и случайныхъ свидѣтелей!»
 
Но ядышницу все равно зарыли в точности так, как директор и напророчил. Только не вдвоем, конечно (райтер в степь не пошел и трогать мертвые кости при луне не захотел), а с нанятием троих азиатов, которые по-русски знали только несколько алчных слов, отчего директор очень скучал.
 
И из чего весь сыр-бор произошел? К чему была трата дорогостоящих кляпов, ночное рытье и прочее, включая уподобление неясыти (что бы это ни означало)? Календарь сообщает, что 7-го ноября в Туле открыли первый «Приют для опьяневших», только и всего. Он подавал терапию нуждающимся и имел в штате фельдшера и кучера, собиравшего утомленных русских подданных по тульским улицам. Доктор Архангельский, который придумал делать приюты, в тринадцатом году получил за это золотую медаль гигиенической выставки. Вот вам и всё седьмое ноября, красный день календаря. Потом, правда, приюты позакрывались и в тридцать первом году возродились в виде вытрезвителей. Самой популярной стала процедура, когда пьяному человеку били резкой холодной струей в лицо и смотрели что будет. К тому времени медаль у Архангельского свистнули, а сам он умер, поэтому заступиться за пьяниц стало некому. И вообще, за эти двадцать лет что-то такое случилось, что в стране, в ущерб терапевтическим мерам, стали популярны меры педагогические, причем самого разнузданного толка. В стиле Руссо, который говорил, что если ребенок разбил окно, то не следует заделывать брешь, но дожидаться, когда негодяй заболеет и умрет в назидание товарищам или выживет и внукам закажет.
 
Тем, кто интересуется, что стало с матерью-одиночкой и почтальоном, сообщаем, что про нее все забыли. Поначалу она немножко поплакала, но потом вдруг выучилась петь и начала давать концерты по всей Столовой №100 от кабинета администратора до кухни и обратно, рифмуя в основном слова «почтольон» и «бульон». Не знаем уж, от общей ли склонности певиц к полноте, от доброй ли нравственности или от того, что гастролировала только в нашей столовой, но она удивительно растолстела и освоила контральто. Как только это с ней произошло, ее тут же усадили в лимузин, засыпали гвоздиками и увезли неведомо куда. После этого мы забыли о ней вторично и так крепко, что сами удивляемся.
 
По правде говоря, последний абзац был написан в надежде привлечь в Столовую №100 голодных женщин и выражает, собственно, райтеровское представление об женской успешности. Если же, паче чаяния, участь почтальона не кажется нашим читательницам лестной, то всё равно приходите, мы поможем вам забыться. Тем более, что сегодняшняя акция просто выносит мозг, если мы правильно употребляем это выражение. Вот она! Акция:суп грибной 17 рублей, шницель из курицы 45 рублей и ассорти овощное 71 рубль. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
 
P.S. Иметь соблазнительные формы и мчаться неведомо куда в лимузине по горло в цветах… Если уж это женщинам не понравится, то что им тогда вообще нужно-то?
IMG__20150814__115638.jpgimage_(3).jpg11665840__1629452023964940__956362744__o.jpg



Акция 31.10.2016 09:00

Только успели мы разделать прочие праздники, как вот уж опять из Америки сообщают, что тыква уродилась на каждом гектаре, и пришла, таким образом, пора вымогать конфеты и пугать друг дружку произведениями городского фольклора. Патриоты всего мира считают этот праздник вредным и поэтому, вместо фольклорных страшилок, пугают сограждан страшилками собственного производства в меру темперамента того народа, за который они ощущают ответственность.
 
Так, патриоты Российской Федерации напирают, в основном, на гнусное происхождение этого праздника. Мы в Столовой №100 тоже решили доискаться основ и просто обомлели от того оголтелого язычества, которое на нас из этих основ глянуло. Поэтому директор велел более не доискиваться, а, по примеру американцев, довольствоваться тем, что есть на поверхности, тем более что там, кроме явственного желания повеселиться, ничего и нет.
 
Кроме того, всем ведь известна американская склонность ко всему вредному, жирному, сладкому и быстрорастворимому. Вспомнить хотя бы историю с русским полезным бильярдом. Потыкались с ним американцы, потыкались, видят, что польза от него большая происходит, а вреда совсем нет, что лузы его тесны, а шары преизбыточны, почесали в затылках и придумали американский бильярд. Вредный и смешной.
 
Но все-таки и наши патриоты не без милости, и сегодня россиянам, которым совсем уж невмоготу, дан близкий по тематике, но беспорочного происхождения праздник «День работников СИЗО и тюрем». В Столовой №100 поначалу удивились, что эти занятия официально называются работой, но потом пришел директор и паки велел не доискиваться, а употреблять то, что лежит на поверхности. Что-нибудь то есть поверхностное и лежалое. И тут нам открылось, что работники тюрем — это люди, которые каждый день воплощают в жизнь государственный идеал: охраняют свое население и никому не дают его в обиду, а если будет нужно, то и тут ни за что не оплошают. Как хотите, но то, что этот идеал до сих пор вполне не достигнут, это чудо, достойное празднования.
 
А акция сегодня получилась патриотическая, но при этом смешная (говядина то хохотала, будто ей петросяна за пазуху сунули, а то выкатывала глаза и метала пионерский салют). Имущий вкусовые сосочки да разумеет сам: борщ 17 рублей, оладьи из индейки 27 рублей и гречка отварная 24 рубля.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
IMG__20150802__093139.jpgoladi_iz_indeyki.jpg416585.jpg



Акция 24.10.2016 10:12

Во всем мире сегодня отмечается сонный день школьных библиотек, а в Российской Федерации — бодрый день войск специального назначения. И если к первому празднику в Столовой №100 хоть как-то подготовились, то второй пал как снег на голову. От неожиданности простодушная столовая кинулась поздравлять всех подряд: охранников супермаркетов, каких-то измученных инородцев в камуфляже, вахтеров, билетеров и так далее. Попался под руку дежурный слесарь — и его поздравили.

Виной тому была даже не столько привычка извлекать гулкие звуки из всякого информационного повода, сколько полуграмотность. Выяснилось, что столовский кадр пребывал в уверенности, что все российские войска имеют специальное назначение: одни курочат, другие просверливают дырочки, третьи подкузьмляют и объегоривают, четвертые с диким криком выскакивают из-за угла, а пятые просто сметают все на своем пути. Словом, все, согласно штатному расписанию, доставляют огорчения неприятелю.

Однако же оказалось, что сегодня празднуются те самые воска, которые были созданы в 1918 году специально для доставления огорчений соотечественникам. Как историческая Россия обходилась без этого воинства, никто уже не помнит, но все помнят, что в 18-м году потребовались вдруг специальные прокрустовы меры, что и дало начало сегодняшнему празднику. Райтер, впрочем, способен довольно долго говорить и о причинах, и о мерах, но так как приплетает сюда же и старую орфографию, вместо которой и был, по его словам, учрежден спецназ, то никто его слова всерьез не воспринимает. Чем теперь занимаются прокрустовы войска, Столовой №100 не сообщают, поэтому мы от души надеемся, что ничем, а если и тренируют свое искусство, то имеют в виду не нас, а каких-нибудь бедных иностранцев.

А в Столовой №100 продолжается празднование междугороднего женского дня, потому что там работают только женщины, а регламент праздника еще не сложился. Поздравляем народного повара России Надежду Рахматуллаевну Говядину, заслуженного повара Веру Соломоновну Курятину и просто не повара, но женщину со сковородкой Нину Петрониевну Баранину. А также кассиров и посудниц, которые также все имеют говорящие кулинарно-патриотические фамилии. И даже Колокольцеву, которую по ошибке записали Кокакольцевой и которая поклялась сменить фамилию путем выхода замуж и бродит теперь где-то по просторам нашей родины, подкарауливая отбившихся слабых женихов. Мужчин, в роду которых были женщины, тоже поздравляем. И завхоза, который говорит, что при его образе жизни половая принадлежность значения не имеет.

А акция сегодня готовилась без затей, но получилась на редкость затейливой, что в Столовой №100 посчитали чудом: суп рассольник 17 рублей, оладьи из печени 34 рубля и рис с овощами всего 34 рубля за порцию.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40/1, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

ОЛ.jpgIMG__20151010__115152.jpgrassolnik.jpg




Акция 17.10.2016 08:27

«Хватит политики», — это первым произнес директор и сунул под нос волосатый кулак, пахнущий какою-то неминучестью: «Хватит политики, хватит палить Василия Ивановича, у нас тут столовая, а не Якобинский клуб, и поэтому хватит мнить себя черт знает кем». Потом было еще про руку Столовой №100, доставляющую пропитание, и аллегория с элементами пантомимы, смыслом которой было все то же «Хватит политики». И все это под музыку Вагнера. Для райтера это стало большим потрясением: и неминучесть, и Вагнер, и, в особенности, аллегория (ведь при директорской тучности даже простые телодвижения кажутся неприличными, а тут — нате вам — пантомима).
    Представьте себе, райтер и вправду мнил себя черт знает кем и прельщался мечтами о политическом клубе, тайных знаках и зловещих, но пышных церемониях. Поэтому, услышав про «хватит политики», обмяк и увлажнился, был взят под руки и увезен к Василию Иванычу на покаяние. Пока ехали, то, по видимости, всячески выказывал раскаяние: крестился, громко сморкался и косился. Но в сердце своем, однако, тешил себя гордыми надеждами, что Василий Иваныч как трудящийся в самом политическом пекле поостережется говорить «хватит политики», а скажет что-нибудь приятное. Например, «Пиши, что душе угодно» или «Проси, чего хочешь» и прочее в этом роде. Но там его ожидало еще одно потрясение и тоже под Вагнера, доносящегося, правда, из соседнего дома. Оказалось, что Василий Иваныч никакой не министр, не рейхсмаршал и не канцлер, а заведующий муниципальной баней «Гигиена», и в кабинете у него пахнет лыком, мочалом и мылом «Хозяюшка». А сам Василий Иванович имеет на голове какой-то серый валенок с красной звездой.
— Но позволь, ты ведь правил каким-то же министерством молодежного спорта или, черт их знает, что ли, массовых затей?
— Не министерством, а департаментом. И было это в прошлом году. И тут мне дали знать, что и в будущем не исключено… — при этом Василий Иваныч исполнился внутренним соком так, что даже глаза увлажнились.
— Хорошо, а разве директор бани, это не министерская должность?
— Нет.
— Но ведь номер-то твоей машины 004! Не это ли, по обиссианским регламентам, означает принадлежность к падишахам?
— Не это.
— Удивительно! По крайней мере, ты нам еще друг?
— Друг. И как друг советую: хватит политики. От нее только делу вред.
— Про что же теперь писать?
—  Как раньше. Про мертвецов, про новый год, про восьмое марта. Сегодня, например, празднуется день борьбы с нищетой. Радость-то какая! Тем более, что ты в политике ни уха ни рыла. Кто у нас теперь президент?
— Путин.
— Это тебе повезло просто. Был бы не Путин, имел бы ты сейчас глупый вид. 
 
— Да почему же это?
— Хватит политики!
     Далее мы приводим расшифровку стенограммы райтеровых бормотаний, потому что обилие прямой речи в тексте, как нам сказали, так же не способствует продаже готовых блюд, как и обилие политики. А стенограмму — потому, что райтер, несмотря на прозвище, сам ничего не пишет (говорит, что не хочет утруждать руку на тот случай, если вдруг настанет пора писать что-нибудь серьезное), только бормочет, а пишет за ним специально нанятый мальчик в русской рубашке и колосками в русых волосах под именем Матфей.
*Райтер*. День борьбы с нищетой. Хорошо. Никакой, стало быть, политики, говорите, а одна экономика. (Неразборчиво.) Причем экономика, склоняющаяся к сусальности. Но представьте себе, что наши императоры, те самые, без которых мы почему-то обречены иметь глупый вид, не ограничатся демонстрациями, а прямо пожелают побороть нищету и поручат это Василию Иванычу. Потому что раз уж смогли они низвергнуть его из-под облаков в самую гигеенну, то и обратно могут тем же порядком вознести.
*Вас. Ив.* (Подмигивает всем присутствующим всем существом.)
*Райтер*. А Василий Иваныч хоть нам и друг, но никогда денег не зарабатывал, но всегда получал их в кассе и даже думает, что деньги там заводятся от начальственной взыскательности, а от либерализма иссякают.
*Вас. Ив.*. Это правда.
*Райтер*. И как же он в этом случае станет бороться с нищетой? Очень просто: поборет нищих. (Неразборчиво.)
*Вас. Ив.*. Софистика…
*Райтер*. И вот выходим мы с директором после обедни и хотим подать пятачок, а Василий Иваныч, вместо того чтобы побороть нищету и просто сделать нищего толстым и благоуханным, поборол всех нищих и теперь мы, вместо того чтобы подтвердить веру делом, плетемся по домам, как какие-нибудь нераскаянные протестанты. И это уже (Неразборчиво.) политика. (Неразборчиво.)
*Все хором*. Хватит политики!  (Неразборчиво.) (Неразборчиво.) (Неразборчиво.)
   Вот почему повод для сегодняшней акции мы почерпнули не в календаре, а придумали сами и намерены насаждать. Назвали мы его «Междугородний женский день». Хороший, аполитичный праздник. Кроме того, Василий Иваныч говорит, что в «Гигиене» он празднуется два раза в неделю и до сих пор никому не надоел. Акция: суп харчо 30 рублей, люля-кебаб из курицы 23 рубля и пюре гороховое 26 рублей.
Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
kharcho.jpgIMG__20160201__084511.jpgагн.jpg



Акция 10.10.2016 07:47

Хотя сегодня и празднуется всемирный день психического здоровья, но интеллигентные люди, имея в виду свой опыт общежития, все равно, как и в обыкновенные будни, осторожно смотрят на мир из-за занавесок и шепчут краткую молитву интеллигентных людей в минуту опасности «Господи помилуй».
 
Она так и в молитвословах обозначена — «Молитва интеллигентного русского человека на всякий час и всякую потребу». А так как в Российской Федерации опасности караулят русского человека именно каждый час и по совсем уже иногда неожиданным поводам, то и русский человек, со своей стороны, не склонен роптать на Церковь за призыв к непрестанной молитве. И опять же, из ежечасности опасностей происходит и почти ежечасное избавление, что, несмотря на злопыхательства злопыхателей, дарует все-таки уверенность в некоторой стабильности и побуждает к произнесению второй краткой молитвы — «Слава Богу». Отсюда, может быть, и происходит легенда о некоторой высокой духовности, которая почти неотлучно пребывает в административных федеральных границах. А может, что и не отсюда. Потому что та часть русского интеллигентного населения, которая, кроме общерусских тягот, еще и берет на себя бремя быть, например, татарами, евреями и т.д., в молитвословы не заглядывала, но из-за занавесок глядит с тем же выражением и шепчет, если не то же самое, то, во всяком случае, с похожими интонациями.
 
Интересно, кстати, что в тех случаях, когда опасность все-таки настигает, русский человек начинает трепыхаться, уязвлять и наконец, улучив момент, стремится ускакать за свои любимые занавески, но Бога уже не славит, как бы подразумевая, что на этот раз Он здорово оплошал и никакой славы не заслуживает.
 
В Столовой №100 роль интеллигентного русского традиционно разыгрывает райтер. И заодно, отвечая на вопросы наших посетителей, — да, это именно его толстый нос глядит из-за занавески и именно его глаз блещет оттуда же. А если тихонько подобраться, то можно различить именно его голос: «И какъ вы, чортовы психи, межъ собой договариваетесь кто изъ васъ въ нормѣ, а кто вовнѣ?» Вот только зачем он это делает — фобий ради застарелых или за тем, что ему с некоторых пор разрешено пялиться в окошко в рабочее время — Бог весть.
 
Последнее время, если к райтеру тихонько подбирался директор, то первый менял тон с трагического шелеста на патетический свист (он каким-то образом чувствует эти нюансы, зараза): «Что тебе до меня, исчадие общепита? И зачем подсылаешь ты странников, ищущих потрогать мою десницу?» Все это было забавно (директору можно палец показать, ему и то забавно), пока к райтеру, по привычке тихонько подбираться, свойственной вообще всем министрам легких путей, не подобрался наш друг Василий Иванович. И вот вообразите себе Василия Ивановича при всех регалиях, с жезлом и выпученными глазами, тихонько крадущегося даже и не к райтеру, а просто так, как мы уже сказали, по привычке. И вдруг ему — как гром среди ясного неба: «Что тибе до мине» и т.д. Василий Иванович с перепугу решил, что все тайное его сделалось вдруг явным, испустил чернила изо всех авторучек своего организма и принялся истово трепыхаться. И вот о чем это говорит, дамы и господа? О том ли, что и наши министры не чужды русской интеллигентности, или о том, что день психического здоровья нам не нужен, а нужно хотя бы лет сто? Про двести не заикаемся, а то будет как в Америке и высокая духовность от нас отнимется.
 
И сегодня же, по иронии судьбы, девяносто восьмая годовщина триумфа русских двоечников. 10 октября 1918 года был подписан Декрет о введении новой орфографии. Сначала все изъятые буквы хотели, по моде того времени, погрузить на баржу и затопить, но потом просто свалили в угол под замок. Двоечники возрадовались, отличники восскорбели, а троечники посмотрели на тех и других и пошли кто на село свое, кто к волам своим, кто к жене своей.
 
Поэтому в сегодняшнюю акцию райтер подмешал (сколько смог) «ятей». У него их полно (уж не из-под того ли самого замка?), вот и сует куда только дотянется. Пришлось всю акцию просеивать, но парочка все-таки застряла, кажется. Акция: суп фасолевый 17 рублей, котлета мясная (из говядины) 49 рублей и на гарнир картофельное пюре 26 рублей за порцию.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566
WbzNBF0BefU.jpgkartofelnoye_pyure.jpgIMG__20150830__100424.jpg



Акция 03.10.2016 08:48

Внутренний враг сегодня особенно нервен, не на шутку уверен, что сложит голову на алтарь отечества, и с удвоенной энергией перепрятывает экстремистскую литературу.

Мы-то, впрочем, уверены, что никакой экстремистской литературы не бывает, кроме разве инструкции как сделать бомбу, но эта инструкция, во-первых, содержится в школьном учебнике химии (страницу не укажем от греха подальше), а во-вторых, все, и в особенности учителя литературы, согласны, что никакая это не литература, а одна химия и больше ничего.

Мы вообще думаем (тут следовало бы поставить точку), что если вы получили записку со словом «дураки», то нужно в ответ написать «сами такие» или попросту уйти по своим делам, или же, если никаких дел нет, то рухнуть там, где вас застало это ехидство, и заснуть от горя. Но только не приезжать на танке к корреспонденту, который сидит у окошка с фикусом и канарейкой на подоконнике, мешает ликеры, ждет-пождет ответную записку «сами и т.д.» и вдруг получает танк во всем государственном блеске прямо у себя в клумбе. Не следует совать ему меж занавесок, ради всего святого, свое государственное дуло, но, наоборот, надлежит всегда помнить, что дуло даже самых, на первый взгляд, домашних государств может посеять между фикусами большие разрушения.

В прежние времена, когда мы были маленькие, государство у нас тоже было маленькое, но такое же сильное, обидчивое и тупое, а кроме этого, называлось Витя Шевченко и пахло вяленой воблой. Вернее, это была действующая модель. Мы воспевали его похождения обидными сагами, а оно гнало нас по школьному двору, как первых христиан, и клацало над ухом. Как правило, нам удавалось ускользнуть, как исключение — мы попадались в его душные объятия и протяжно вопили. Но хотя мучительства его были однообразны и болючи, однако и тут иногда не обходилось без чудес. К нашим мелким мукам вдруг могла снизойти старшеклассница и мановением кружевного платка пустить нам на выручку своего свирепого нукера; какая-нибудь бродячая учительница, с глобусом и боевой указкой в руках, могла отбить нас, спрятать в сумке меж тетрадей и водворить в безопасном месте; мог, в конце концов, самый директор, привлеченный нашими теплыми молитвами, выглянуть из-за облаков и пустить шаровую молнию прямо в противное шевченковское темя. Потому что, в сущности, все тогда как-то чувствовали в нас человека гладкого и, по меньшей мере, неопасного, тогда как в Шевченке усматривали человека волосатого и не любили. И можно спорить, правы ли они были или нет (мы-то со своей стороны считаем, что, конечно же, правы), но речь теперь не об этом, а об том, что стрелять нужно только в ответ на стрельбу, а на крашеное яичко нужно отвечать «Воистину воскресе» и не придумывать лишнего, какое бы отношение в наших головах к этому символу не сложилось.

Мы эту записочку состряпали за тем, что сегодня на Руси празднуется ОМОНов день и пятая колонна гнезда не вьет, отчасти потому, что сама о себе, как мы думаем, окончательного мнения еще не сложила: намерена она, в конце-то концов, пустить клочки по закоулочкам или более хочет причаститься патриотическому мздоимству. Мы даже нарочно сходили к нашим ненасильственным  злопыхателям, чтобы отнести им пирожков с капустой и спросить: «Вы ли та самая колонна или ожидать нам другую?», на что они пирожки взяли, но от ответа уклонились. Впрочем, мы и сами не слепые и видим, что творится. С одной стороны, пускать клочки, согласно третьему закону Ньютона, разрешается только ОМОНу, с чем мы его сегодня поздравляем, с другой же — наиболее розовощекие избиратели побродят, почертыхаются и, согласно первому закону, несут всю скопившуюся взятку министрам легкого поведения. И наливается немигающее министерское око патриотическим березовым соком, потому что министры любят родину не за пирожки.

А райтер сегодня до того разнуздался, что повелел всю акцию исполнить из репы, но тут уже повара его скрутили и залили в глотку расплавленный бешамель. Так ему и надо. Акция: суп-лапша на курином бульоне 17 рублей, печень (говяжья) с овощами 45 рублей и на гарнир рис отварной 24 рубля за порцию.Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

sup_lapsha.jpgIMG__20160318__104947.jpgIMG__20160109__143524.jpg




Акция 26.09.2016 08:40

Сегодня празднуется день языков, и мы бы всю голову себе сломали гадая, каких именно языков: тех ли, от которых бывают неприятности у учащихся, или тех перепуганных, на которых охотятся разведгруппы обеих сторон, или которые без костей, или, наконец, которые рифмуются с балыками и с ними же сервируются, если бы календарь не дал верное указание, разместив там же сообщение, что сегодня же празднуется и день контрацепции. Тут уж все сомнения рассеялись, и мы утвердились в мысли, что, скорее всего, имеются в виду языки французские и те самопровозглашенные, которые называются французскими за дальностью французских рубежей и невозможностью, таким образом, проверить.

Способы празднования этого самого подробно описаны в литературе и показаны в документальных лентах, первая из которых появилась сразу же после «Прибытия поезда на вокзал Ла-Сьота», поэтому нам об этом говорить незачем. К тому же, наша скромность все равно не позволит этого сделать. Не потому, что мы в свое время учились в школе для высоконравственных мальчиков (таких школ в наше время не было не то из-за оскудения высокой нравственности в мальчиках, не то из-за искоренения самих высоконравственных мальчиков из русской жизни), но потому, что мы бы хотели все-таки такую школу посещать и, стало быть, наша скромность несколько скромнее средней федеральной скромности.

На паникерские вопросы по поводу того, что же, мол, пить в такой великий день, отвечаем: то же, что и накануне и третьего дня. Только (и это для некоторых будет неприятным сюрпризом) не доводя себя до состояния риз, когда язык не ворочается. Это, сами понимаете, будет противно духу и букве праздника и, беремся предугадать, тому, кто согласится разделить с вами эту радость.

А в Столовой №100 сегодня провожают на пенсию заслуженного кассира, старикана кирасирской усатости и гусарской отчаянности. Лицедействовать он начал еще во время Великой войны (да, он древний и имеет даже фамильный герб с девизом «Не пойман — не вор») в Московском художественном театре, и именно там нервный Станиславский, хватаясь длинными пальцами за узел галстуха (кассир врет, конечно, что своего галстуха), кричал «не верю». Но зато низкорослый и покладистый Немирович-Данченко говорил: «Верю. В жизни чего только не бывает», из чего была изведена сентенция про то, что не все коту Великий пост, будет и масленица, которая некоторых сильно подвела. Страшно подумать, какую славу он стяжал бы, если бы был актером, а не кассиром.

Потом, много позже войны, он перешел в труппу Столовой №100 и женился. Жена почти мгновенно родила ему толстого младенца и была так восхищена демоном гордыни, что после уже день-деньской сидела у себя на квартире, плотно сомкнув ноги, и варила такой вонючий капустный суп, что кассир поневоле ощущал величие ее демографического подвига. Вообще, дамы и господа, это удивительно, но в жизни кассира было столько слез, победных кличей, разбитых сердец, орденов и ссылок, а мы узнали о нем только сегодня, когда он за расчетом пришел. И расчет какой-то странный — сто рублей. И зовут его как-то Колорит Маргаритович или Маргарит Колоритович, и подпись какая-то карандашом не то Шишигин, не то Титишин. И никто его, кроме райтера, производившего расчет и дававшего старику последнее утешение и уду с червяками, не видал. И даже никто из клиентов не видал, хотя они считают кассиров чем-то вроде оперных примадонн, бдительно следят за их семейными положениями, творческими взлетами и склоняют к падениям путем возвышения бровей и приспускания век. Райтер, впрочем, говорит, что это от того, что «Все вы очень уж редко бываете в Столовой №100». «Вы… все!». И давайте, мол, раскаемся, забудем прежнее и отныне, мол, пообещаем друг другу исправиться и вообще прекратим придираться по пустякам. И, мол, у нас был знакомый осетин по имени Абажур — и ничего: получал расчет почти каждые полгода. А Колорит Маргаритович — обыкновенное имя и в южных губерниях очень широко распространенное.

— Ага! — закричал тут директор. — Значит, «Колорит Маргаритович»? То-то я думаю: что за бред? Станиславский, толстые младенцы… Взять этого виртуоза слова, взять негодяя!

Немногие знают, что в подвальном этаже Столовой №100 есть маленькая, но почти настоящая тюрьма. И сегодняшняя акция пишется вслепую, только по запаху. Но так как нос у райтера и не нос, а утес и даже больше — целый полуостров, то думаем, что он не ошибся. Акция: суп с фрикадельками 30 рублей, котлета куриная 29 рублей и на гарнир капуста тушеная 26 рублей. Ждём всех своих друзей по адресу: г. Астрахань, ул. Брестская, д. 9а, +79170833300, координаты GPS: N 46°19.48' E 48°1.7 и ул. Кирова, д. 40, +79171873768, координаты GPS: N46.343317, E48.037566

IMG__20150904__163141.jpgK85XFFnsfvQ.jpg11009561__1579458655630944__1485948403__o.jpg

 

 




Страницы: 1 [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ]